¬верх ¬низ
Опубликовано: Октябрь 31, 2014

Развитие археологии как науки

Развитие археологии как науки 

Археология — наука молодая, хотя слово «археология» очень древнее. Оно употреблялось еще древними греками и состоит из двух слов: архайос, что означает по-гречески — древний, и логос — наука, слово. Впервые этот термин употребил древнегреческий философ Платон в IV в. до н. э. Но это не означает, что археоло­гия как наука сложилась так давно. Наоборот, она принадлежит к числу наиболее молодых наук, хотя история ее развития своими корнями уходит в глубь веков.

Еще в глубокой древности появились первые гениальные до­гадки о развитии человечества в прошлом. Живший в I в. до н. э. римский поэт-материалист Лукреций Кар в своей поэме «О при­роде вещей» высказал мысль, что человечество развивалось посте­пенно, пройдя три стадии развития — каменный, бронзовый и железный века.

В средние века происхождение древнейших орудий труда часто считали божественным; их наивно называли «громовыми топо­рами» и верили, что они падают с неба во время грозы. Господ­ствовавший в средневековье метафизический взгляд в науке отри­цал какое-либо развитие и считал, что человек всегда был таким, какой он есть.

В слово «археология» в разные эпохи вкладывался различный смысл. Если Платон под археологией понимал вообще все, что касается древности, то в средние века археологией стали назы­вать историю античного (греческого и римского) искусства.

Начало научных археологических исследований как в России, так и за границей относится к XVIII в. В начале XVIII в. нача­лись исследования трагически погибших в 79 г. от извержения Везувия  городов  Помпеи  и  Геркуланума. Во  время  раскопок

Помпей впервые была восстановлена картина жизни людей, погиб­ших более 1600 лет назад. Ученые поняли, какое большое значе­ние имеет изучение бытовых вещей.

В России уже в XVIII в. наблюдаются попытки поставить охрану памятников и сбор археологических материалов в государ­ственном масштабе. Этому способствовали правительственные указы Петра I. В 1718 г., после приобретения сибирской коллек­ции замечательных археологических предметов, Петр I издал указ, в котором говорилось: «Ежели кто найдет в земле, или в воде какие старые вещи... также бы приносили, за что будет доволь­ная дача, смотря по вещи». Во втором указе предписывалось не только собирать древние вещи, но и «где найдутся, такие всему делать чертежи, как что найдут». Указы Петра I были первыми в мире правительственными распоряжениями, имевшими целью охрану памятников.

Большое научное значение имели мероприятия русского исто­рика начала XVIII в. В. И. Татищева, впервые обратившего осо­бое внимание на собирание разного рода источников, в том числе и археологических, составившего подробную инструкцию по сбору археологических материалов.

Прогрессивные и смелые по тому времени выводы о развитии истории высказал, находясь в сибирской ссылке, русский демократ А. И. Радищев, который в своем «Сокращенном повествовании о приобретении Сибири» установил, что история человечества про­шла в своем развитии три периода — каменный, бронзовый и же­лезный века.

В 1836 г. на обширном материале, применив метод сравнитель­ного анализа, датский археолог Христиан Томсен научно обосно­вал мысль о делении истории человечества на три эпохи. В своей работе «Путеводитель по северным древностям» он показал, что вся дописьменная, первобытная история делится на три периода: каменный, бронзовый и железный. Этим самым были заложены краеугольные камни археологической периодизации истории чело­вечества по вещественным материалам.

Основы археологической периодизации, созданной X. Томсеном, развил другой датский археолог — П. Ворсо. Изучая неолитиче­ские поселения и погребения бронзового века, он построил уже более полную относительную хронологию найденных предметов и изложил ее в работе «Новые подразделения каменного и бронзо­вого века».

В первой половине XIX в. в науке произошел значительный перелом во взглядах, ознаменовавшийся борьбой прогрессивного эволюционизма против господствовавшей до этого церковной идео­логии и метафизики. Прогрессивный эволюционизм с его идеей постепенного гармоничного развития от простого к сложному, ярко воплотившийся в трудах естествоиспытателей, и прежде всего у Ч. Дарвина, нашел подтверждение и в археологии. В XIX в. археологи в общем правильно сумели доказать постепенную по­следовательную смену одной эпохи другой. Хронологическую схему Томсена и Ворсо продолжил французский археолог Г. Мортилье. Подметив, что каменные орудия неодинаковы: одни грубы и при­митивны, другие более совершенны, он разделил каменный век на несколько периодов, дав каждому из них название по месту пер­вых находок. Так появились основы периодизации древнекамен­ного века. Работы Томсена, Ворсо, Мортилье имели большое зна­чение для развития мировой археологии и оказали значительное влияние на развитие археологической мысли в России.

С 30-х годов XIX в. начались систематические научные рас­копки на юге России. Начало этих исследований было положено Стемпковским, обследовавшим археологические памятники Чер­номорского побережья. Им были заложены основы античной ар­хеологии в России и начаты раскопки Митридатовой горы и Кер­ченского некрополя. В 1830 г. близ Керчи был раскопан один из грандиозных южнорусских курганов — Куль-Оба. Несколько позд­нее, в середине XIX в., граф А. С. Уваров произвел огромные по своим размерам раскопки курганов Владимиро-Суздальской земли. За четыре года было раскопано 7729 курганов. По своему размаху раскопки А. С. Уварова не имели себе равных и пока­зали, что Россия очень богата археологическими памятниками. Но научная ценность этих раскопок невелика, так как методика раскопок курганов тогда только что зарождалась. Позднее рус­ский археолог А. А. Спицын писал по поводу раскопок Уварова: «...все вещи коллекции смешались в серую одноцветную массу, безразличную для мужчин и женщин, для прадеда и внука, для туземца и пришельца». Однако в целом деятельность А. С. Ува­рова имела большое значение. Он является инициатором создания Археолого-нумизматического общества в Петербурге (1846), а также основателем Московского археологического общества (1864), поставившего своей целью «исследование археологии, пре­имущественно русской, и распространение в России археологиче­ских знаний».

 Развитие археологии как науки

Общество организовало крупные раскопки архео­логических памятников в центральных губерниях России, провело 15 Всероссийских археологических съездов. Результаты деятельно­сти Общества отражены в десятках различных изданий, заложив­ших основы русской археологии. По примеру созданного А. С.Ува­ровым Общества возникли археологические кружки и общества в Казани, Тифлисе, Ташкенте и в других городах. Собранные мате­риалы и большая работа по исследованию памятников старины и научной пропаганде вылились в большое национальное дело — основание в 1872 г. Московского исторического музея, основной задачей которого стало распространение исторических и археоло­гических знаний среди народа «дабы возбудить в нем любовь к своему славному прошлому».

В середине XIX в. археология окончательно становится наукой исторической. Весь мир поразили и стали своеобразным толчком в развитии мировой археологии открытия памятников древней­ших цивилизаций в бассейне Средиземного моря Генрихом Шлиманом.

Вторым крупнейшим событием в мировой буржуазной архео­логии были работы английского археолога Артура Эванса. В 1900 г. Эванс начал раскопки на о. Крите. На основании добы­тых археологических материалов он восстановил историю древней цивилизации на о. Крите. В результате этих исследований стала известной древнейшая история восточной части Средиземного моря. А. Эванс открыл царские дворцы, города, мастерские и храмы, созданные на протяжении нескольких тысячелетий.

Во второй половине XIX в. для археологии в России харак­терно стремление использовать археологические предметы для исторических выводов. Одним из представителей этого направле­ния был И. Е. Забелин, впервые в мире разработавший научную методику раскопок южнорусских курганов. Другой представитель русской науки Д. Н. Анучин первым использовал для историче­ских выводов сходства и параллели между археологическим и этнографическим материалами, объяснил общие пути историче­ского развития различных народов. В Сибири развернул свои исследования В. В. Радлов, сочетавший в себе обширные знания ученого-языковеда, археолога и этнографа. Расшифрованная им орхоно-енисейская письменность древних тюрок (руническая письменность) является открытием, которое можно поставить в один ряд с великими открытиями тайн письменности Древнего Египта и Месопотамии. Большое значение имели подготовленные В. В. Радловым альбомы «Сибирские древности». Наконец, во второй половине XIX в. научная мысль России проникает далеко на Дальний Восток и в Монголию. Русская археологическая наука получает ценные сведения об археологических памятниках в При­морье и Приамурье.



Страница 1 из 2 | Следующая страница »
От: TrofimovA




Похожие темы


----------------------------



Скрыть комментарии (0)


Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.