¬верх ¬низ
Опубликовано: Ноябрь 5, 2014

Таштыкская культура

   В конце III —начале II вв. до н. э. на огромной территории Северной Азии произошли значительные изменения как в разме­щении древних племен, так и в их хозяйстве. Ранее жившее в Ха­касско-Минусинской котловине население, хорошо известное по многочисленным памятникам тагарской культуры, было подчинено и частично вытеснено на запад прищедшими сюда племенами. На­родом, сыгравшим столь значительную роль сначала в истории Азии, а позже и в истории Европы, были гунны и втянутые гун­ами в борьбу другие племена. Известно, что к концу III в. до н.э. окончательно оформился племенной союз гуннов во главе с шаньюем Модэ. В это время гунны, захватив Центральную Азию, вели упорные войны с Китаем и распространили свою власть далеко на запад. В период с 205 по 201 г. до н. э. кочевники-гунны обрушились на живших в Хакасско-Минусинской котловине людей та­гарской культуры — оседлых земледельцев и скотоводов. В резуль­тате этих событий состав населения здесь стал гораздо более сложным; образовалась новая культура, памятники которой полу­чили название таштыкской.

Наиболее значительными памятниками таштыкской культуры являются расположенные в южной части Хакасско-Минусинской котловины могильники Уйбатского, Сырского, а также Изыхского чаатасов.
 
Таштыкская культура
 
Инвентарь таштыкской культуры: 1 — железный кинжал; 2—3 — железные стрелы; 4 — костяная стрела; 5 — железные удила с пселиями; 6—9 — бронзовые пряжки; 10—11 — амулеты с парными конскими головками; 12 — деревянная статуэтка оленя; 13—15 — керамика
 
 
Исследования этих памятников позволили установить, что в таштыкскую эпоху существовало несколько различных типов по­гребальных сооружений. Это разнообразие конструкций могил и обряда погребения, очевидно, является отражением сложных этнических процессов и социальных отношений периода возникновения имущественного неравенства в Хакасско-Минусинской котловине Широкое распространение получили грунтовые ничем не отмеченные на поверхности земли прямоугольные ямы, укрепленные дере­вянным срубом и накрытые сверху бревнами и березовой корой. Наряду с этими скромными грунтовыми могилами в таштыкскую эпоху продолжают сооружать и обширные склепы. Эти склепы обозначены земляными курганами, по краям которых выложена кольцом стенка из камней. Кроме того, встречаются поздние таштыкские могилы, на поверхности которых выложены четырехуголь­ные каменные стенки. Внутри такие каменные кладки обычно заполняются мелкими обломками камней и землей. Ямы в них, как правило, небольшой глубины и квадратные в плане. На дне могил находятся глиняные сосуды, мелкие вещи и кучки мелких пережженых костей человека.

Особого внимания заслуживают огромные склепы. Они резко отличаются размерами от грунтовых могил и могил под каменными выкладками. Это большие, почти квадратные в плане ямы размером до 9X9 м. В яму ведет вход. Стенки склепа укреплены деревом и покрыты большими кусками березовой коры. Сверху камеру покрывает накат.

В конструкции таких склепов и обряде погребения очень много сохранившегося от предшествующей татарской культуры. Однако уже в этом разнообразии памятников, несомненно, есть что-то свое, присущее только таштыкской культуре.

Археологических предметов в таштыкских погребениях значительно меньше, чем в тагарских, но они своеобразны. Например в Оглахтинском могильнике вместе с погребенными были поло­жены большие куклы, сохранились меховые шубы, собольи шапки и обувь. Из положенных в могилы вещей больше всего глиняной посуды разнообразных форм. В таштыкскую эпоху широко рас­пространяются сосуды с поддоном. Многие из них воспроизводят в глине форму ранее существовавших так называемых скифских котлов. Распространяется посуда бомбовидной формы с шаровид­ным туловом, плоским дном и высокой прямой шейкой. В таштык­скую культуру люди пользовались глиняными мисками, чашками плошками, кружками и сосудами очень близкими по форме к сов­ременным бутылкам. Таштыкская глиняная посуда украшалась нарезным орнаментом в виде ломаной линии или бороздок.

Несомненно, что появление огромного количества разнообраз­ной посуды, украшенной различным орнаментом, связано с прихо­дом большого количества нового населения, принесшего с собой посуду новых форм и свою манеру украшать ее.

Хозяйство людей таштыкской культуры было комплексным. Основу его составляло скотоводство и земледелие, известные наро­дам Южной Сибири еще с середины II тыс. до н. э. С приходом в Хакасско-Минусинскую котловину нового населения скотовод­ство становится полукочевым. При этом значительное место в хо­зяйстве населения занимало разведение лошадей. В погребениях часто находят железные удила, модели седел и миниатюрные на­гайки. Уже в то время мерилом знатности было, очевидно, не только общественное положение. Основным богатством был, несом­ненно, скот. Так, в одном из склепов Изыхского чаатаса оказались ости от 14 лошадей, 58 голов крупного рогатого скота и 25 голов мелкого рогатого скота, т. е. скота, бывшего собственностью погребенного человека.

Наряду со скотоводством значительное развитие получило зем­леделие. Оседлые земледельцы и скотоводы оказали принципиаль­ное влияние на пришедших кочевников. Дальнейшее развитие зем­леделия в таштыкскую эпоху тесно связано с прогрессом в области техники и прежде всего с широким применением железа. Уже во И в. до н. э. появились железные проушные топоры, железные наконечники мотыг для обработки земли и серпы. Наряду с значи­тельно усовершенствованной мотыгой, служившей для взрыхления земли, применялась также и соха, в которую впрягались живот­ные. Первая соха, появившаяся в таштыкскую эпоху в Сибири, была еще очень примитивной. Какой была ее конструкция, можно только предполагать. Вероятно, она состояла из большой кривой палки, на конец которой надевался железный наконечник. Такой сохой можно было лишь рыхлить землю сверху, не переворачивая пластов. Примитивная соха в Сибири не вытеснила мотыгу, кото­рая продолжала существовать у местных народов вплоть до XVII в. Очевидно, в таштыкское время появились простые ручные мельницы с круглыми жерновами.

Население таштыкской культуры имело постоянные поселения. Самым большим среди них является расположенное в Кемеров­ской области Михайловское поселение, состоящее из 75 наземных жилищ. Раскопки его показали, что люди занимались земледелием и скотоводством. Жили они в многоугольных деревянных жилищах. В углах врывались вертикальные столбы, которые поддерживали стенки, крышу и коридорный выход из помещения. Такие жилища позже были широко распространены у хакасов, алтайцев и других тюркских народов Южной Сибири.

О сложном этническом составе населения таштыкской культуры позволяют судить маски погребенных, сохранившиеся в склепах. Благодаря высокому мастерству таштыкских скульпторов, маски необыкновенно индивидуальны и портретны. Они создавались со­гласно требованиям обрядов. Будучи портретными, сохраняя черты какого-то конкретного лица, маски позволяют судить о составе населения, жившего тогда в Хакасско-Минусинской котловине. В Уйбатском чаатасе были найдены маски европеоидов с узким и горбатым носами, но встречаются и маски, снятые с лиц монголои­дов. Изучение масок показало, что основное таштыкское население было смешанным, с наличием монголоидных и европеоидных черт. Так было положено начало сложению древних хакас — ближайших прямых предков современных хакасов.

В I в. до н. э. гунны, установившие свою власть над народами Южной Сибири, посадили наместника в Хакасско-Минусинской котловине. Развалины его дворца были обнаружены на левом бе­регу реки Абакан. Раскопки показали, что это было огромное зда­ние, занимавшее площадь в 1500 м2. В центре его находился боль­шой квадратный зал, а вдоль северной и южной стен располага­лось по шесть комнат, соединенных между собой проходами. Пол и стены здания были глинобитными, крышу покрывала черепица Здание отапливалось горячим воздухом, проходящим по трубам, проложенным под полом. Двери центрального зала были украшены массивными бронзовыми литыми ручками, сделанными в виде морды рогатого чудовиша с человеческим лицом, лохматой голо­вой, усами и оскаленными зубами. Среди развалин дворца обнаружены различные предметы домашнего обихода — пряжки от рем­ней, ножи, посуда двух типов: местная, таштыкская и привозная. Здание гуннского наместника было обнесено глинобитной стеной с въездными воротами и башнями.

Социальная структура общества таштыкской культуры была сложной. Общество еще нельзя считать классовым, ибо здесь нет никаких зачатков государственности, несмотря на наличие власти наместника. Однако имущественное и, вероятно, этническое нера­венство процветало. Общинники-земледельцы и скотоводы состав­ляли основу таштыкского общества. Над ними возвышалась более привилегированная, патриархальная прослойка пришедшего насе­ления. Очевидно, власть наместника, основной задачей которого был сбор дани, при примитивных формах общественных отношений и хозяйства не могла коренным образом изменить старый тради­ционный уклад жизни. Господствовавшие первобытнообщинные отношения разрушались очень медленно. Эта особенность разви­тия, которую впервые у сибирских народов наблюдали в таштык­скую эпоху, потом стала характерной для многих народов Сибири.

Во II в. до н. э. произошли изменения культуры и на территории Тувы. Сложившаяся здесь в результате прихода гуннов культура просуществовала до V в. н. э. Она во многом похожа на таштык­скую.

Могильники, характеризующие культуру Тувы, представляют собой родовые усыпальницы, состоящие из десятков и сотен могил, )асположенных под одной каменной насыпью (могильник Кокэль). Погребения свидетельствуют, что процесс разложения первобыт­ных общинных отношений протекал довольно медленно. Однако имело место уже имущественное и социальное расслоение. От­крыты сравнительно бедные и богатые погребения. С некоторыми погребенными в могильнике Кокэль лежали лишь черепки глиня­ных сосудов. В том же могильнике, в гробу из кедровых досок, скрепленных шинами, был погребен знатный человек; с ним был положен боевой лук, стрелы и деревянные, роскошно орнаментиро­ванные модели меча и кинжала. На крышке гроба лежало огниво: (инструмент для добывания огня) и обломки дорогой чашечки. Рядом были погребены женщина и молодой мужчина. Уши жен­щины украшали красивые золотые серьги, а в орнаментированных ящичках лежали различные вещи женского туалета.

В быту широко применялась железная, керамическая и дере­вянная посуда. Из дерева делали ложки, чашки, миски, большие блюда с четырьмя низенькими ножками по углам. Из них было удобно есть, сидя на полу. Кумыс хранили в деревянных бочонках и приспособленных к кочевому быту кожаных сосудах. Глиняную посуду лепили ручным способом. Широкое распространение полу­чили сосуды баночной формы и сосуды, похожие на вазы, с округлым туловом, высокой шейкой и развернутым венчиком. В домаш­нем хозяйстве большое значение имела обработка шкур и изготов­ление войлока. Этой работой занимались женщины.

Основным занятием населения Тувы было скотоводство с пре­обладанием в составе стада овец. Именно в это время совершился переход к кочевым формам скотоводческого хозяйства, что имело прогрессивное значение и создавало предпосылки к дальнейшему быстрому развитию скотоводства.

Древние племена Тувы создали своеобразное декоративно-при­кладное искусство. Бронзовые котлы и глиняные сосуды украша­лись так называемым арочным орнаментом, состоящим из симмет­рично повторяющихся фигур, похожих на арку. Этот мотив орна­мента, очевидно, был принесен гуннами. Деревянные предметы, наряду с орнаментальной росписью, украшали декоративной резь­бой. Замечательно, что мотивы этого древнего орнамента сохрани­лись в искусстве современных тувинцев.

 

От: TrofimovA




Скрыть комментарии (0)


Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.