¬верх ¬низ
Опубликовано: Ноябрь 7, 2014

Земледельческие народы Средней Азии в эпоху рабовладельческого строя

Поселения городского типа и ирригационное земледелие в Средней Азии возникли очень давно, самые древние из них относятся к эпохе неолита. В VII-VI вв. до н. э. в земледельческих районах Средней Азии произошли значительные по сравнению с эпохой бронзы изменения в общественной жизни, хозяйстве и культуре населения. Археологические материалы свидетельствуют о развитии рабовладельческих отношений и расширении зоны ирригационного земледелия. Ирригация бронзового века была связана с естественным разливом рек. В античный период ирри­гация стала искусственной, поэтому область поливного земледе­лия расширилась, орошаемое земледелие продвинулось на север в Хорезм. Ирригационная система охватывала здесь всю дельту Аму-Дарьи. На правом берегу открыты Кой-Крылган-калинский и Джанбаскалинский магистральные каналы. От них перпенди­кулярно отходили многочисленные средние и мелкие каналы, подающие воду на поля. В IV в. до н. э. площадь орошаемых земель в низовьях Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи составляла приблизи­тельно 3,5 млн. га. На этих землях выращивали просо, пшеницу и ячмень; в садах разводили абрикосы, сливы, персики, виноград, бахчевые культуры и кунжут. Освоенность этой территории была довольно высокой. Масштабы ирригационного хозяйства свиде­тельствуют о привлечении массы рабочей силы.

В низовьях крупных каналов и протоков Аму-Дарьи было расположено множество поселений древних земледельцев, имев­ших вид крепостей. Среди них крепости Топрак-кала, Кызыл-кала, Джанбас-кала, Кой-Крылган-кала и др.

Наиболее ранние земледельческие поселения этого района относятся к эпохе расцвета Персидской державы - к VI-V вв. до н. э.

Типичным для той поры является Кюзелигырское городище. Стены Кюзелигыра внутри имели сплошное коридорообразное помещение, сложенное из сырцового кирпича, достигавшее четы­рех метров ширины. В этом коридорообразном помещении были устроены отдельные жилища, в которых находились типичные для раннеантичного периода двухкамерные очаги - печи. Судя по обилию керамики и огромному количеству бронзовых наконечни­ков стрел скифского типа, это поселение относится к VI в. до н.э. Б центре поселения находилось большое здание. Только один центральный зал этого здания занимал площадь 285 м2-. Такое здание выглядело величественно и парадно. Наличие двух совер­шенно различных типов жилищ: небольших, похожих на крепост­ные казематы, помещений и огромного дворца дает основание полагать, насколько различны были условия жизни в них людей, разных по своему социальному положению.

К концу господства ахеменидских правителей в Средней Азии относится городище Калалыгыр-1. Его считают резиденцией ахеменидского наместника в конце V - начале IV в. до н. э. Это крупнейшее по своим размерам городище Хорезма. Стены огром­ной, почти прямоугольной крепости имели множество башен. Крепостные ворота были замаскированы сложным лабиринтом коридоров и бойниц. Внутри крепости располагалось огромное дворцовое здание. Несмотря на то что строительство дворца было прервано, его развалины и сейчас производят сильное впечатле­ние, возвышаясь в некоторых местах более чем на семь метров. Площадь дворца составляла около 10 500 м?-. Так же, как и кре­пость, он был сложен из огромных глиняных блоков. Парадный зал украшали колонны с орлиноголовыми капителями. Этими деталями дворец напоминает постройки Персеполя и Экбатан. Площадь его близка к размерам монументальных сооружений столицы Персии - Персеполя.

Классическим памятником IV в. до н. э. является крепость Кой-Крылган-кала. В результате раскопок установлено, что крепость представляла собой цилиндрическое здание, обнесенное снаружи круглой стеной с девятью башнями. За внешней стеной площадь была застроена многочисленными комнатами, в которых, судя по находкам, жили слуги, рабы и размещались складские помещения.

В ряде комнат сохранились огромные, чуть ли не в человеческий рост многочисленные хумы - огромные сосуды для хранения всевозможных продуктов. Центральная башня имела два этажа.

в поселении Кой-Крылган-кала обнаружено несколько древних надписей, относящихся к III - началу И в. до н. э. Это древнейшие из известных хорезмийских надписей. Они написаны тушью арамей­скими буквами.

Среди археологических материалов больше всего керамики. Глиняная посуда разнообразна по форме и величине - от ог­ромных хумов до миниатюрных косметических сосудиков. Пре­красно сделанные огромные хумы украшались полихромным спиральным орнаментом, рядами опоясывающих их полос или закрашенных красной краской треугольников. Они использовались для хранения вина или зерна. Широко распространены были гли­няные кувшины с ручками, увенчанными головами львов, и кера­мические ритоны для вина. Кроме того в Средней Азии возникла своеобразная посуда - так называемые вьючные фляги для пере­возки жидкости на верблюдах и ослах.

Кой-Крылган-кала, очевидно, был храмом и древним админи­стративным центром. Вокруг него размещались жилища жрецов, храмовых слуг и рабов, которые жили в помещениях между внешней стеной и круглым храмом. Этот храм связан с пышным расцветом Хорезма, освободившегося от зависимости ахеменидского Ирана на рубеже IV и V вв. до н. э.

К античному времени относятся погребения в квадратных гли­няных ящиках, увенчанных скульптурными изображениями людей в натуральную величину. В таких ящиках погребали кости умер­ших. Этот обряд погребения связан с двумя существовавшими раньше обычаями: выбрасыванием трупов на возвышенных местах и обрядом трупосожжения.

В конце I в. н. э. Хорезмийское государство было включено в состав Кушанской империи. Особенностью материального производства этого времени является широкое распростране­ние железных предметов: серпов, ножей, наконечников стрел,: крюков для подвешивания котлов, щипцов для выщипывания бороды.

К кушанскому периоду I-III вв. относится дворец правителей Хорезма - Топрак-кала, представлявший собой огромный трех-башенный замок. Стены его в ряде мест сохранились в высоту, на 25 м. На углах возвышались большие квадратные башни, внутри которых размещались жилые помещения. Во дворце было' множество различных строений. Расчищена группа парадных за­лов, в том числе огромный «зал царей», в котором на высоких, примыкавших к стенам суфах возвышались скульптурные группы, изображающие царей Хорезма в окружении близких, родных и богов-покровителей. Вход во внутренние помещения дворца вел из небольшого «алебастрового зала», имевшего столь же парад­ный вид, и «зала побед». Их стены украшали пышные горельеф­ные изображения царей.

С другой стороны «алебастрового зала» был расположен «зал темнокожих гвардейцев», украшенный скульптурами темнокожих воинов в железных чешуйчатых панцирях и высоких головных уборах. В южной части дворца располагался гарем и примыкающие к нему помещения. Стены гарема тоже украшены великолепной росписью.

Целый комплекс помещений дворца-крепости занимал арсенал, состоящий из мастерской по производству луков, складов оружия и военного снаряжения.

Во время раскопок крепости Топрак-кала было найдено около ста текстов на глине, дереве и коже. Некоторые из текстов датированы началом III в. Кроме текстов интересные сведения о пра­вителях Хорезма дает нумизматический материал, собранный на поселениях.

Хорезмийская культура развивалась в тесном контакте с окру­жающим миром. На нее оказали значительное влияние Персия, Греко-Бактрийское царство и Индия. Однако это влияние можно проследить только на отдельных деталях культуры, в частности на искусстве и архитектуре. В основе же своей материальная культура древнего Хорезма оставалась глубоко самобытной и ори­гинальной.

К югу от Хорезма лежали богатые земли Бактрии и Маргианы, Парфии и Согдианы.

Наиболее ранние города античного типа возникли в Маргиане, занимавшей долину р. Мургаб. Земледельческие оазисы там существовали еще в начале I тысячелетия до н. э, Центрами этих оазисов были поселения - крепости Яз-Депе и Арват-Депе. Ра­скопками в Яз-Депе установлено, что город занимал 16 га, имел мощную цитадель, возвышавшуюся на восьмиметровой платформе из сырцового кирпича. Внутри цитадели находилось монументаль­ное здание, состоящее из вытянутых в четыре ряда узких помеще­ний в виде коридоров со сводчатыми потолками и большим прямо­угольным залом. Здание, очевидно, было дворцом местного пра­вителя. Рядом с ним размещались различные хозяйственные по­стройки. Помимо предметов быта и прежде всего черепков посуды, на поселении найдено много вооружения: бронзовых наконечников стрел, ядер для пращи, сделанных из обожженной глины и из отшлифованных камней.

В VIII в. до н. э. южные районы со­ветской Средней Азии и современного Афганистана входили в состав Бактрии. Но очень скоро земли Бактрии попали под власть персов, а в 329 г. были за­воеваны армией Александра Македон­ского.

В результате похода греков на во­сток широкое распространение получают греческий язык, вкусы и мода. Однако -во время раскопок поселений археоло­гам встречается не греческая, а посуда местного производства. Культура в Греко-Бактрийском царстве оставалась в ос­нове своей местной, развивавшейся на народных традициях. Но нельзя не учи­тывать того, что местная городская циви­лизация, развивавшаяся в Средней Азии несколько столетий, столкнулась с новым культурным миром, выросшим на иной основе, принесшей иные культурные тра­диции. Мощная волна эллинизма не могла не оставить следа: при­ток греческого населения, развитие ремесла, торговли, строитель­ство новых городов, рост богатства и роскошь - таковы основные характерные черты этого периода.

В коллекции греко-бактрийских археологических материалов много монет. На оборотной их стороне изображены боги и героя греческого пантеона, которые нашли в то время распространение и в Бактрии: Зевс, Артемида, Посейдон и Геракл.

К северу от городов Бактрии, в самом центре Средней Азии, лежала древняя страна Согд, или Согдиана, раскинувшаяся по землям, орошаемым водами Зеравшана. Первые археологические сведения об этой стране относятся к 30-м годам нашего века. В клинописных текстах персидских царей, сведениях греков и со­чинениях арабов - везде упоминается Согдиана. По свидетельству этих источников, здесь жили искусные земледельцы, ремесленники и купцы, музыканты и танцоры. В начале нашей эры согдийский язык распространился от Хорезма до Северной Индии и Мон­голии.

Культура древней Согдианы во многом остается неизученной. На окраине современного Самарканда лежат обширные холмы древней столицы, носящие название Афрасиаб. Наиболее ранние материалы с территории Афрасиаба относятся к VI-IV вв. до н. э. В основном это глиняная посуда и предметы из железа: серпы с втулкой для насаживания на деревянную ручку и ло­патки. В северной части Афрасиаба удалось обнаружить часть крепостной стены IV-III вв. до и. э., которая, видимо, была раз­рушена при осаде города греко-македонской армией. Однако гос­подство греко-македонцев в Согде было мимолетным. Об этом свидетельствует собственная чеканка монет с изображениями сог­дийских правителей. К тому же в археологическом материале почти не чувствуется эллинистического влияния. Местный харак­тер носят посуда и великолепные терракотовые статуэтки. Среди обожженных глиняных фигурок преобладают изделия местного производства, выполненные в местной традиции, скорее всего это изображения домашнего божества - покровителя семейного очага. Среди них преобладают фигурки женщин. Они изображены вели­чаво, плотно закутанные в тяжелые нарядные одежды, с суро­выми, застывшими лицами. Кроме фигурок женского божества, нам известны скульптуры, возникшие под прямым влиянием гре­ческой культуры, и произведения светского искусства. К первым относятся фигурки эллинистического типа, изображающие строй­ных женщин в греческих одеждах; таковы, например, голова Ме­дузы-Горгоны и голова воина в коринфском шлеме. Ко вторым относятся изображения мужчин, играющих на флейте или бара­бане.

Значительное влияние на городскую культуру Согда оказал древний торговый путь, проходивший от границ Римской империи до Китая. Согд находился в самом центре оживленной международной торговли, здесь останавливались богатые купцы, оседали товары. Предметы заморской торговли не раз попадали в руки археологов: египетские подвески и амулеты, римские терракото­вые светильники, глиняная модель, изображающая обнявшихся за плечи трех граций, - все эти вещи попали в Согдиану в резуль­тате оживленной заморской торговли. Об этом же свидетельствует обнаруженный около города Ура-Тюбе клад, состоящий из трехсот серебряных римских монет, относящихся ко II в. до н. э.

Самарканд, как уже отмечалось, был далеко не единственным городом этой страны. В первые века нашей эры вокруг Мара-канды (древнее название Самарканда) возникло несколько десят­ков укрепленных усадеб, в которых жила согдийская аристокра­тия. Археологические материалы из усадеб свидетельствуют об изысканной жизни согдийской знати. В культурном слое найдены модные сосуды - вазы на широкой ножке, кувшины, расписанные крупными красными кольцами, изящные краснолощеные кувшин­чики и другие предметы роскоши.

В южной Туркмении и соседнем Северо-Восточном Иране ле­жат земли древней Парфии. Парфия издревле была центром куль­туры древних земледельцев. В VI-IV вв. до н. э. она, как и дру­гие земли Средней Азии, входила в состав Персидской державы. В середине III в. до н. э. в Парфии установилась власть собствен­ной династии аршакидов (по имени царя Аршака).

В период наибольшего расцвета парфянские правители подчи­нили территории Ирана, Месопотамии, Афганистана и Армении. Огромное царство стало соперником Рима на Востоке. Римляне вели долгие и безуспешные войны с Парфией, а могущество и ав­торитет этой державы снискали ей славу.

Северные земли древней Парфии лежат в пределах Туркмен­ской ССР. Здесь только в районе Ашхабада известно свыше со­рока древних поселений, содержащих слои парфянского времени. Парфянские цари располагали несколькими столичными городами. Очевидно, одной из столиц аршакидов была расположенная около Ашхабада Ниса, Под развалинами погребены два города. Один назывался Новая Ниса - это собственно город, другой - Старая Ниса - крепость, содержащая дворцы и храмовые постройки. Новая Ниса - многослойное поселение, где слой парфянского города прочно погребен под поздними напластованиями.

Иной характер имела Старая Ниса. Город был заброшен еще g древности и целиком относится к парфянскому времени.

Старая Ниса, или Михрдаткирт, являлась царской резиден­цией. За мощной крепостной стеной археологами обнаружены остатки монументальных храмов, дворцовый комплекс, царская сокровищница и обширные кладовые. Дворец состоял из девяти помещений, соединенных с глухим внутренним двором. Среди строений дворца центральное место занимал большой парадный зал площадью 400 м?. Его перекрытие поддерживали четыре вось­миметровые колонны. Но внутреннее устройство этого тронного зала, несомненно, несет на себе черты эллинистических традиций: капители колонн, поддерживавших своды, пышно украшены тер­ракотовыми лепными листьями, так же как украшались колонны в классической Греции. Вверху зала шел фриз из терракотовых плит с изображениями различных эмблем: парфянский лук, полу­месяц, якорь, палица Геракла, маска льва и другие знаки, выпол­ненные в традициях эллинистического искусства. Стены украша­лись крупными глиняными скульптурами, стоящими в нише вто­рого яруса.

Рядом с тронным залом была расположена сокровищница и винные склады. В доме хранились огромные ценности. Двери со­кровищницы были заложены кирпичом и опечатаны. Несмотря на это, ценности были разграблены еще в древности. Стены и опеча­танные двери так и остались нетронутыми. Причем, археологиче­ские раскопки открыли картину мародерства, уничтожения цен­ных вещей. Очевидно, наиболее ценное было унесено, но в углах сохранились обломанные ручки от серебряных сосудов, бронзо­вые фигурки, серебряные монеты, ритоны из слоновой кости, из которых были грубо выломаны драгоценные камни. Найденные вещи относятся в основном к III-I вв. до н. э., т. е. к периоду подъема государства.

Среди коллекции уцелевших сокровищ больше всего предме­тов из слоновой кости. Среди них особо выделяется греческая скульптура крылатого сфинкса, изящная серебряная статуэтка Эрота, Афины и орла. Из слоновой кости были сделаны шка­тулки и ритоны в виде рога. Ритон в форме рога - вещь типично восточная, но фигурки на них явно античной тематики: они изоб­ражают стройных обнаженных богинь и кентавров (полулюди-полулошади, мифические существа). Это произведения местного искусства. Греческие образы и сюжеты изображались местными мастерами с налетом особенностей и традиций восточного искусства. Именно такое соединение двух художественных стилей мы видим на ритонах.

Отдельную группу предметов сокровищницы составляют мраморные статуи, выполненные в греческой манере. Среди них лучше других сохранились статуя богини, задрапированная в ниспадаю­щие одежды. Особым совершенством отличается статуя обнажен­ной женщины с классически строгим и немного задумчивым лицом и великолепно моделизированным телом. Скульптура, судя по всему, была привезена из Греции.

Старая Ниса являлась важным административным центром, куда стекались продукты всей сельскохозяйственной округи. Оче­видно, здесь жил правитель области. Вскрытые подвалы с хумами и тексты учета поступающих продуктов, вина, своего рода описи свидетельствуют об активной хозяйственной жизни этого админи­стративного центра.

Долго не удавалось найти памятники парфянской письменно­сти. Установлено, что в Парфии тексты писались черными черни­лами кистью на глиняных черепках от больших сосудов, на кото­рых делались предварительные «черновые» записи. Свыше двух тысяч черепков с надписями было найдено во время раскопок. Надписи писались местным парфянским письмом. Наряду с пар­фянской была распространена и греческая письменность. На че­репках обозначено, сколько вина, в каком году привезено из того или иного сельскохозяйственного района. Всего в документах упоминается семнадцать сельскохозяйственных районов и десять отдельных селений, что позволяет предполагать существование вокруг Нисы довольно обширного сельскохозяйственного района. Склады Нисы могли содержать до полумиллиона литров вина. Ниса не была единственным городом Северной Парфии. На северо-во­сточной окраине государства был расположен город Мевр, обне­сенный мощной четырехугольной стеной с более чем сотней башен. Это был город ремесленников и торговцев, и этим он принци­пиально отличался от величественно-царской, столичной Нисы. Во внутренней застройке города четко заметна классовая дифферен­циация его обитателей. Изолированно стояли богатые дома круп­ных рабовладельцев и обособленно от них размещались неболь­шие домики мелких ремесленников, где рядом с жильем были рас­положены и мастерские. За городской стеной простирались об­ширные сельские усадьбы рабовладельцев с бахчами, виноградни­ками и садами. Сельский пригород был тоже обнесен глинобитной стеной с воротами.
 
 

Мартынов Анатолий Иванович

АРХЕОЛОГИЯ СССР

 

От: TrofimovA




Похожие темы


----------------------------



Скрыть комментарии (0)


Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.