¬верх ¬низ
Опубликовано: Ноябрь 8, 2014

Древняя Москва (Археология Москвы)

   Задолго до начала археологических исследований в Москве люди находили в черте города подвески, шейные обручи-гривны, древние деньги, стеклянные браслеты и другие вещи, свидетель­ствующие о древности Москвы. Первые археологические исследо­вания в Москве начались в 20-х годах прошлого века. Однако только сто лет спустя, в 1926-1927 гг., были предприняты широ­кие исследования древнего города. Тогда начались наблюдения за ведущимися в связи с реконструкцией столицы крупными по масштабам земляными работами. Много древних вещей было собрано в результате работ на строительстве Московского метрополитена. Археологам удалось изучить культурный слой на гро­мадном протяжении современного города - от Крымской пло­щади и Киевского вокзала до Сокольников. В ходе этих исследо­ваний были открыты остатки многих древних сооружений, в том числе сгоревшего в XVI в. «опричного» дворца Ивана Грозного.

В конце 40-х - начале 50-х годов нашего века проводились раскопки вблизи Кремля, в Зарядье. В нижней части культурного слоя открыты красновато-коричневые, насыщенные строительной щепой прослойки. В этом древнейшем слое сохранились остатки домов, мастерских ремесленников. Тут было найдено множество вещей. Таким образом была открыта окраина древнего ремеслен­ного и торгового посада, центр которого находился ближе к устью реки Неглинной. Здесь нижние горизонты культурного слоя за­метно утолщались. Такой же древний культурный слой был обнару­жен в западной части Кремля, на древнем берегу Неглинной, неподалеку от Троицкой башни.

Однако долгое время оставался открытым вопрос о том, на каком месте современного огромного города возникла древняя Москва. Одни считали, что начало Москвы было заложено на высоком холме в устье Яузы; другие полагали, что Москва воз­никла на территории Зарядья; третьи думали, что город возник на возвышенности, примерно там, где сейчас площадь Дзержинского. Ведь первоначальный город был совсем маленький. Открытие на территории Кремля древнейших горизонтов культурного слоя при­вело к решению этой проблемы. Теперь ясно, что город возник на мысу в устье Неглинной. Но город возник не на пустом месте, здесь имелись более ранние поселения.

Для выяснения характера древнейших построек и крепостных сооружений многое дали раскопки, проведенные в Кремле во время строительства Дворца съездов. Здесь были обнаружены остатки крепости, возведенной во второй половине XII - начале XIII в. Поперек берега Неглинной лежали короткие дубовые бревна. Один конец бревна имел торчащий деревянный сук, а с другого конца в специально проделанное отверстие забивался деревянный штырь, уходивший своим острым концом в землю. Поперек этих конструкций были наложены дубовые бревна. Крю­ки прочно удерживали бревна и не позволяли им откатываться. Сверху в бревнах проделывались пазы, в которые вставлялись крюки-поперечины, на них клали следующий ряд бревен. Всего было три таких ряда. Они служили основанием древнего крепост­ного вала. Такая конструкция вала не встречается больше ни в одном из русских городов. Вал достигал в высоту 6 м. Этот вал шел по берегу Неглинной, в районе современных Троицких ворот он поворачивал на восток, а потом тянулся по берегу реки Мо­сквы. Вал защищал в основном наиболее уязвимую в военном от­ношении часть города. Можно предположить, что в Кремле тогда было двое или даже трое ворот. Очевидно, одни ворота вели к пристани на Москве-реке, другие выходили к устью Неглинной, а третьи могли находиться в районе современного Дворца съез­дов.

Итак, в конце XII в. Москва представляла собой крепость, соо­руженную по последнему слову техники. Она была типичной рези­денцией феодального правителя города. В Кремле окруженный боярами, челядью, духовенством жил князь.

В дальнейшем с ростом всего города постоянно расширялась и укрепленная центральная часть - Кремль.

Первым московским укреплениям неоднократно приходилось испытывать враждебный натиск. Так, в 1177 г. рязанский князь Глеб «пожже Москву всю», а в январе 1247 г. «взяша татарове Москву и воеводу убиша Филиппа Нянка».

Кремль был значительно расширен в XIV в. при Иване Калите. Новый Кремль отличался от прежнего размерами, мощностью крепостных стен и заборов. Перестроен был и княжеский дворец, к этому обязывал новый титул великих князей. Дворец должен был измениться и расшириться. Он занимал почти всю территорию древнего городка там, где сейчас стоит Оружейная палата и Боль­шой Кремлевский Дворец. К востоку от дворца после постройки соборов образовалась Соборная плошадь. Однако укрепления, возведенные при Иване Калите, просушествовали недолго. Войны с Золотой Ордой, Литвой, рязанскими и тверскими князьями и быстрый рост военной техники требовали для обороны города более совершенных укреплений. Спустя 30 лет Дмитрий Иванович (Донской) «сдумаша город камен Москву» построить. Терри­тория Кремля опять была расширена и достигала теперь в длину 2 тыс. м. Крепость охватывала почти всю площадь, которую занимает настоящий Кремль, за исключением его северного угла и узкой полосы вдоль Неглинной. Крепость имела теперь восемь или девять башен. От Троицких ворот через Неглинную был перекинут первый в Москве каменный мост. Белокаменный Московский Кремль имел самое современное по тем временам вооружение. На его стенах и башнях стояли первые русские пушки. Крепость успешно выдержала несколько неприятельских осад и ни разу не была взята приступом. Кремль Дмитрия Дон­ского прослужил более ста лет. Разрушенные участки стен заде­лывали деревянными срубами и засыпали их землей. В конце концов таких залатанных участков стало так много, что в конце XV в. началось строительство новых оборонительных стен. Этого требовало возросшее значение Москвы, ставшей столицей центра­лизованного Русского государства. Так появились те стены и баш­ни, которые существуют с небольшими изменениями до сих пор. Зубчатые стены Кремля в зависимости от условий местности име­ют различную высоту - от 5 до 19 м. Крепостные стены разде­лены восемнадцатью высокими стройными башнями. Две стены этого сооружения, похожего в плане на неправильный треуголь­ник, омывались, как и прежде, реками Неглинной и Москвой, а со стороны Красной площади стена была укреплена огромным рвом глубиной 8 м и шириной по верху 35 м. Ров был наполнен водой, а Кремль превращен в неприступный остров. Въездные башни Кремля были снабжены перекидными мостами. Ров по краю укрепили еще зубчатой стеной. Исследования стен показали, что фундаменты были сделаны из белого бутового камня. В ряде мест были использованы старые стены Кремля Дмитрия Дон­ского. Крепость представляет собой оригинальное сооружение. Сначала строители выкладывали из кирпича наружную и вну­треннюю части стены, а потом внутреннее пространство, образо­вавшееся между кладками, заполнялось камнем. Сверху такую коробку сплошь покрывали несколькими рядами кирпича, а потом возводили новый короб. Общая толщина стен Кремля - от 3,5 до 4,5 м. Надо отметить, что и в дальнейшем Кремль архитектурно оформлялся. Так, в конце XVH в. были сооружены красивые шатры на башнях.

Таким образом, система обороны Кремля складывалась в те­чение многих веков и из маленького деревянного укрепления выросла в первоклассную крепость. Тактически новым было уст­ройство системы обороны входов. Московский Кремль был в то время самой значительной по территории и укреплениям крепо­стью Европы.

Однако Москва росла и укреплялась не только как своеобраз­ный княжеский феодальный замок. Город расширялся за счет своих ремесленных посадов и торговли.

 

Москва торговая

   Археологические находки свидетельствуют о том, что еще до возникновения города река Москва была важной торговой дорогой в населенный вятичами край. На территории современного горо­да найдены парфянские и римские монеты II в. до н.э. - II в. н.э., а также клады арабских диргемов IX-X вв. С возникновением на берегах Москвы в устье Неглинной города река превратилась в оживленную торговую магистраль. Неподалеку от Кремля на­ходилась городская пристань. Во время раскопок в Зарядье было найдено много предметов, связанных с торговлей: различные весы, безмены, счетные бирки. Водные пути долгое время остава­лись основными, связывая Москву с отдаленными районами. Спустившись по Москве-реке через Оку, можно было попасть в Волгу, которая связывала русские земли со Средней Азией, За­кавказьем и странами Востока. В XIV в. большое значение при­обрел Донской путь, связывавший Москву с городами Причер­номорья и Малой Азии. Путь пролегал по Оке до Переяславля Рязанского. Потом суда перетаскивали волоком в верховья Дона, а оттуда начинался прямой путь до Азовского моря и далее в Крым, где сложился богатый торговый город Сурож, а затем в Царьград (Константинополь). Устанавливается также важный торговый путь из Москвы на Север, на Печору и к Белому морю. Этот путь шел через Дмитров по Яхроме, Дубне, Волге, Шексне, затем по Северной Двине, Печоре, Вычегде и приводил в богатые пушниной земли.

В конце XIV - начале XV в. установились тор­говые связи с Западом, в частности с Великим княжеством Ли­товским и Польшей. Дорога здесь проходила в основном сухопут­ная. Она шла через Смоленск. В XV в. в связи с расширением торговли сухопутные дороги приобрели большое значение. Они сохранились в названиях многих московских улиц. По дороге в Тверь и Новгород выросла Тверская улица (ныне улица Горького); по дороге на Дмитров возникла Большая и Малая Дмитровки; Сретенская дорога соединяла Москву с Ярославлем, Вологдой, вела к Архангельску и Белому морю; по Стромынке дорога вела на Суздаль. Из Замоскворечья начинался путь на Тулу, Курск и Серпухов. Эта дорога тоже отразилась в названиях московских улиц. Еще в XIII в. возникла Ордынская дорога, по которой езди­ли в Золотую Орду. Название этой дороги сохранилось в улице Ордынке. Эти дороги складывались и существовали веками, есте­ственно, что они наложили некоторый отпечаток и на планировку города.

Московский торг был самым оживленным местом города. Здесь кипела экономическая, политическая и общественная жизнь. На рыночной площади складывались цены, заключались сделки, объ­являлись новые княжеские указы, сообщалось о пропажах. Здесь можно было узнать все новости. Торг возник сразу же с возник­новением города. Исконным местом его была гора к востоку от Кремля, у самых его стен. По мере расширения Кремля торг постепенно отодвигался и к концу XV в. располагался на современной Красной площади, а затем занял и нагорную часть Китай-города. В домонгольский период Москва торговала глав­ным образом с югом и восточными странами. Из Киева в Москву привозили красивую стеклянную посуду. Обломки этой посуды встречаются только в Кремле. Ею пользовалась исключительно феодальная знать. Это были бокалы из тонкого желтоватого стекла. Одни из них были похожи на рюмки: имели ножку и устойчивое донышко, а другие напоминали воронку. На стол их нельзя было ставить, а надо было держать в руке. Эти бокалы повторяют в некотором роде форму древнерусского рога для питья. Виноградное вино, оливковое масло и южные фрукты заво­зились из Крыма. Из Византии в Москву привозили шелковые ткани и парчу. Парчовые ленты обнаружены в погребениях среди остатков женских головных уборов. На территории Кремля была найдена небольшая раковина каури, попавшая сюда с берегов Индийского океана. Эти раковины широко употреблялись у мно­гих народов как разменная монета, а народы южнорусских сте­пей и Поволжья нашивали их на одежду в качестве украшений. О многом говорит и совсем незначительная, затерявшаяся среди московского мусора косточка миндаля. В Москву привозились не только готовые товары, но и некоторое сырье. Например, из при­везенной с Закавказья самшитовой древесины московские резчики делали красивые гребни. Из Западной Европы поступали в Моск­ву тонкие дорогие сукна. Это удалось определить по найденной в Зарядье небольшой свинцовой пломбе от тюка ткани. На ней стояло клеймо рейнских мастеров - перчатка с посохом.

Жестокий урон торговле, ремеслу, культурной и общественной жизни русских городов нанесло татаро-монгольское иго. Но тор­говля Москвы с другими странами не прекратилась, она только изменила свой характер и направление. Начиная с ХIII в. зна­чительно расширилась торговля со странами Востока. В обиходе москвичей появляется больше, чем раньше, восточных товаров. Среди них много посуды из Средней Азии: яркие поливные чаши типа пиал, красивые кувшины с штампованным орнаментом. Этой посудой пользовались широкие слои московского насе­ления.

На московском торге сложилась специализация отдельных рядов - специальных мест, отведенных для торговли различными видами товаров. Например, для каждого вида рыбы - свежей, вяленой, соленой - существовали отдельные ряды. Специализиро­ванных рядов было больше ста. В разных частях Москвы тор­говцы имели склады и торговали на месте. Например, за Яузой открыт дом «хлебника» - торговца зерном и мукой. Дом сгорел в конце XV в. В подклети, под обвалившимся во время пожара полом верхнего этажа нашли большое количество зерен пшеницы, ржи, ячменя, сохранившихся в бочонках.

Развитие торговли как внешней, так и внутренней невозможно было без развития ремесла. Ремесленники составляли основную массу московского населения. Уже в ХII в. за пределами укреп­лений возникли первые улицы посада. Пока еще небольшими раскопками установлены его границы. Он спускался от крепости на подол - низкий берег Москвы-реки, так называемый острый конец, который не заливался водой. Это была первоначально лишь одна улица. Предполагают, что несколько улиц было и на горе, рядом с крепостью. Самый древний дом в Москве был от­крыт археологами глубоко под церковью Двенадцати апостолов. Там сохранилось несколько перекрывающих друг друга деревян­ных срубов. Один из них, расположенный в самом низу, был срублен еще тогда, когда только начал накапливаться москов­ский культурный слой. Очевидно, этот дом был выстроен еще в XI в. Дом был срублен из бревен, а углы заделаны так, что концы бревен выступали наружу. Таким образом были выстроены и другие московские дома, открытые в Зарядье и на территории Кремля. Дома в Москве строили чаще всего из сосновых бревен, с дощатым полом и тесовой крышей. Внутри домов клались гли­нобитные, опиравшиеся на столб печи. Они ставились около той стены, где был вход в жилище. Кроме жилого помещения, на усадьбе были и другие хозяйственные постройки: сарай, погреб, конюшня.

В общих чертах можно восстановить внутреннюю планировку и убранство избы. Важное место в планировке дома занимала печь. Она ставилась устьем (т. е. отверстием для топки) в проти­воположную от двери сторону, внутрь помещения. Возле печки, в углу располагалась кухонная посуда. Рядом с печью делали полати, на которых спали. А в углу напротив входа стояли стол и лавки. Это был красный угол. Там сидела семья за трапезой, принимали гостей. В углу, рядом с дверью, работал хозяин-реме­сленник.

Самая ранняя из открытых в Зарядье мастерских принадле­жала кожевнику. Сохранилось днище большого чана и наполнен­ный известью, золой и шерстью ящик. В ящике, который назы­вался зольником, от шкур отделяли шерсть, а в чанах продолжа­лась ее обработка. Здесь кожу дубили в растворе коры, отчего она становилась эластичной. В Зарядье часто находили сапожные инструменты - прямые и изогнутые шилья, широкие ножи для раскройки кожи, точильные бруски, куски воска для вощения дратвы. Найдено множество выкроек обуви, куски обуви и рука­виц, различных сумочек, ножен для кинжалов и сабель, части конской упряжи. Все это изготавливали кожевники-сапожники.

Эти две профессии, как показали исследования, были представ­лены в одном лице.

В слоях XII-XIII вв. встречается большое количество облом­ков стеклянных разноцветных браслетов, бус и перстней. Эти хрупкие и красивые вещи любили носить горожанки, в сельской местности они встречаются гораздо реже. Распространение сте­клянных браслетов для археологов служит хронологическим эта­лоном определения культурного слоя. Дело в том, что до XII в. они не встречаются. Раскопки показали, что в Москве рано разви­валось производство вещей, покрытых разноцветной глазурью. Среди предметов была найдена покрытая красивой глазурью керамическая фигурка птички. А рядом лежали сгустки шлаков, свидетельствующие о том, что именно здесь делали эту глазурь. В начальный период истории Москвы на Великом посаде сосре­доточивались все городские ремесла - кричное и кузнечное, ма­стерские по обработке дерева, гончарные, кожевенные и сапожные.

Раскопки слоев XIV-XV вв. раскрыли картину дальнейшего развития ремесла на Московском посаде. Наглядно видно, что сапожное ремесло отделяется от кожевенного. На Великой улице открыта сапожная мастерская XV в. В ней нет тех приспособле­ний для изготовления кож, которые были характерны для мастер­ских XI-XIII вв. Владелец мастерской получал уже готовую кожу. Из города совсем исчезает кричное производство, оно пере­базируется в сельскую местность, к непосредственным источникам сырья. Обособляется и ювелирное производство, процветает ис­кусство тонкой резьбы по дереву и кости. Резчики изготавливали красивые наборные рукоятки ножей, пуговицы, костяные гребни, печати, кресты, иконы и шахматные фигуры.

В конце XIV в. начали возведение вала и рва вокруг Великого посада. В XIV в. после возведения мощных оборонительных со­оружений Кремля было решено возвести укрепления вокруг при­легающего к нему района, так называемые городни из вертикально врытых в землю столбов и жердей. Связи таких жердей называ­лись «кита». Отсюда пошло название огороженной части города - Китай-город. Построив деревянное укрепление, сразу же начали возводить каменную стену.

При раскопках удалось выявить оригинальную конструкцию этих каменных стен. Рядом с валом рыли глубокую траншею, в дно которой забивали дубовые сваи. На верхушки свай насыпали белокаменный бут, а выше клали каркас из толстых бревен, сло­женных клетками. Этот каркас тоже засыпали бутом. На обра­зовавшуюся таким образом упругую подушку опиралась кладка фундамента стены из неотесанного белого камня. Стены Китай-города с его 14 башнями выглядели приземистыми. Толщина и высота их была одинаковой, около 6 м. Они были рассчитаны на использование артиллерии. Верхняя часть стены представляла собой широкую площадку, на которой располагались пушки. В стене было множество бойниц. Под башнями открыты так на­зываемые слухи. Это были специальные камеры, из которых слушали, не делает ли неприятель подкопа под стену. Верхняя часть крепости не сохранилась, но хорошо известна ее нижняя, цокольная часть. В подвалах башен Китай-города обнаружены большие каменные ядра, не использованные при осаде крепости.


Ремесленное производство в Москве

   Значительное развитие получает ремесленное производство в Москве после освобождения от татаро-монгольского ига. В XV- XVI вв. складываются многочисленные посады, в которых живут представители одной ремесленной профессии. Названия этих поса­дов сохранились в старых названиях московских улиц. В центре Москвы находится улица Кузнецкий мост. Еще в XV в. здесь действительно был раскинут мост через речку Неглинную. Здесь жили и работали кузнецы и находился первый в Москве арсенал - Пушечный двор. Не случайно, что при строительстве универмага «Детский мир» были обнаружены остатки литейного производства и груды заготовленного древесного угля, на котором плавили металл. Среди материалов раскопок много оковок лопат, мотыг, кос и серпов. Для рыболовов и охотников кузнецы ковали остроги, блесны, рыболовные крючки, ножи, наконечники охотничьих рогатин, с которыми ходили на медведя. Для плотников кузнецы делали топоры, тесла, скобели, долота, буравы. Древние топоры несколько отличались от современных и насаживались не на изогнутую, как теперь, ручку, а на прямую. При этом коэффици­ент полезного действия такого топора был значительно выше, чем у современного. Различные инструменты ковались для сапожни­ков и портных: специальные раскроечные ножи, шилья, портнов­ские ножницы. Специально изготовленные для кройки портновские ножницы были найдены в Зарядье и в Кремле. Кузнецы делали большое количество бытовых предметов: пилы, топоры, сечки, ножи с деревянными, костяными ручками, огнива для высекания огня, светцы для держания лучины, гвозди, костыли, строительные скобы, подковы.

Московские кузнецы ковали большое количество предметов вооружения. Оборонительное вооружение, защищавшее воина в бою, составляли щит, броня и шлем-шишак с плавно вытянутым верхом. Щит у московских ратников был небольшой, круглый и часто целиком выковывался из железа. Были и более крупные медалевидные щиты, их делали из дерева и обтягивали кожей, а по краям они оковывались железом. Широко распространенным видом брони на Руси с X в. была кольчуга, сделанная из малень­ких, но крепких, переплетенных между собой и склепанных колец. Такая кольчуга была легче, чем откованный из целых металличе­ских пластин доспех, и не сковывала движения воина. Кольчугу дополняли сделанные из железных пластин налокотники, а у кон­ных воинов были еще и поножи. Богатые воины поверх кольчуги надевали стальной нагрудник - зерцало. При раскопках неодно­кратно находили обрывки кольчуг, пластинки от доспеха и поно­жи. Кроме оборонительного оружия, в Москве ковали и наступа­тельное вооружение: древние ромбические и более поздние - узкие, конические или граненые наконечники копий, распростра­нившиеся в XVI-XVII вв. Важным наступательным оружием была кривая сабля, которая ко времени возвышения Москвы сов­сем вытеснила из военного вооружения прямой меч. С XVII в. широкое распространение получили боевые топоры - бердыши, которые были оружием стрелецкого войска. Лезвие топора у бердыша было вытянутым в виде полумесяца, а верхний конец его заострен так, что им можно было рубить и колоть. Бердыш наса­живался на прямое длинное древко. Воткнутый в землю бердыш использовался как опора для ствола оружия.

Развивается литье из меди и бронзы крупных колоколов и пушек, в производстве которых Москва заняла ведущее место. Первые пушки появились на Руси еще во второй половине XIV в. Тогда их склепывали из кованых полос железа и скрепляли же­лезными обручами, как бочки. Такие пушки были непрочными и часто разрывались. В XV в. распространяются литые пушки, кото­рые отливали из меди и бронзы. Москва становится центром про­изводства пушек, их отливали на Пушечном дворе.

Литье пушек было делом трудоемким и требовало большой специализации. Каждую пушку отливали отдельно. Сначала делали восковую модель будущей пушки, обмазывали ее глиной, а когда глина затвердевала, нагревали форму, вытапливали воск и заливали внутреннее пространство формы расплавленным ме­таллом. На Пушечном дворе создавалась школа замечательных русских мастеров. Блестящим представителем этой школы был мастер Андрей Чохов, отливший самую огромную в мире Царь-пушку. Внутренний диаметр ее ствола (калибр)-89 см, длина ствола почти 5,5 м, а вес - 40 т. Исследователи считают, что Царь-пушка могла стрелять. Это была мортира - орудие, которое било навесным огнем с очень крутой траекторией. Заряд состоял из множества мелких ядер - картечи. В древности подобные пушки не ставили на лафеты; из них стреляли с неподвижной площадки или зарывая основание в землю. Каждая пушка была уникальна. Поэтому пушки часто имели свое, особое имя, на них изображался орнамент, ставился год, встречаются и имена масте­ров. Мастера-литейщики отливали и некоторые бытовые предме­ты, например котлы, сковороды-таганы.

С древним московским ремесленным посадом связаны такие названия в Москве, как Котельническая набережная и Таганка, а по левому берегу Яузы часть переулков носит название Гончарных. В этих местах в XIV-XV вв. располагались ремесленные слободы. При земляных работах на берегу Яузы обнаруживаются остатки керамического производства: части разрушенных гончар­ных горнов, обломки громадных тиглей.

Московские гончары внесли значительный вклад в развитие производства глиняной посуды. В XI в. основной их продукцией были горшки и миски. В горшках варили пищу, а из мисок ели. В дальнейшем эти две основные формы древнерусской посуды усовершенствуются, появляется посуда новых форм. Особенно много было различных мисок: с крышкой, с одной и двумя руч­ками, появляются своеобразные миски-кастрюли, в которых варили и подавали на стол пищу. Были небольшие плоские миски, похожие на наши глубокие тарелки и плоские сковороды. Кроме этого, гончары делали большие кувшины с шарообразными боками, емкостью в 5-7 л, служившие для хранения, переноски воды и приготовления кваса. Кувшины были различными по форме: вы­сокие и приземистые с носиком-сливом, похожие на современные кофейники. Широко распространены были удобные круглые пло­ские фляги с двумя ушками. Их можно было за ушки вешать через плечо, а на специальные ножки ставить на стол. Гончары делали множество других бытовых предметов. К их числу при­надлежат керамические рукомойники. В большинстве своем руко­мойники представляли собой либо горшки с приделанными к ним двумя носиками, либо сосуды в форме стилизованного животного, чаще всего барана, изо рта которого лилась вода. Среди бытовой посуды часто встречаются различные светильники и лампадки с острым дном, которые вставлялись в металлическую оправу. Кроме этого, московские гончары делали множество других пред­метов, например рельефные и плоские разноцветные изразцы, детские игрушки, изображающие человеческие фигурки в одеждах того времени, погремушки в виде полых шариков, свистульки в виде птиц, игрушечную детскую посуду.

Быт московских ремесленников и феодальной знати

   В ходе раскопок удалось выявить и некоторые стороны быта московских ремесленников и феодальной знати. На южной сто­роне бывшей Великой улицы, где жили ремесленники, открыты остатки усадьбы зажиточного ювелира и кричника. Обнаружены остатки «домницы», сарай и колодец. На улицу выходил большой, срубленный из еловых бревен, пятистенный дом длиной 7 метров и шириной 4 метра, состоящий из двух комнат. В первой небольшой ком­нате обнаружена печь. Здесь же работал хозяин, судя по тому, что обнаружены литейные тигли. Усадьба была обнесена забором из толстых кольев. Внутри, за забором, кроме жилого дома, были сарай и погреб. А между усадьбами ювелира и ее соседа открыт колодец, которым вместе пользовались две соседние семьи. Пожар, разбушевавшийся на Московском посаде в мае 1468 г., сохранил нам остатки еще нескольких усадеб. Рядом с ювелиром жил ка­кой-то именитый человек, имевший свою печать с изображением воина и надписью: «Иван Карова» (корова). Очевидно, это про­звище владельца печати.

Были в Москве и настоящие дворцы высшей феодальной знати. Так, в Зарядье, на Великой улице археологами был исследован древний, неоднократно перестроенный дом. Дом принадлежал князю Василию Сулешову, одному из наиболее родовитых москов­ских бояр. Раскопки, проводившиеся в 1959-1960 гг. в Кремле, дали много нового для выяснения планировки старого дворца. На берегу Неглинной открыты остатки конюшен середины XII в., рассчитанных на большое количество лошадей, и хозяйственная постройка, состоявшая из погреба-ледника и поварни.

Известно, что в конце XV - начале XVI в. после большого пожара московские великие князья выстроили себе новый камен­ный дворец. Раскопки показали, что царские палаты были длин­нее современного Большого дворца. Сбоку от него археологи обнаружили выложенную из белого камня палату без окон и со сводчатым потолком. Очевидно, это помещение было одним из многочисленных царских погребов. Считают, что над этим поме­щением располагались покои жены Ивана III, греческой царевны Софьи Палеолог. Расчищены частично и цоколи покоев матери Петра I, выстроенных сзади царского дворца. Двор царя в основ­ном был похож на усадьбы других крупных феодалов. Основу его составлял многокомнатный жилой дом царя, постройки, в кото­рых жили взрослые члены царской семьи. Они иногда пристраи­вались сзади или с боков к основному помещению. В комплекс входили хозяйственные постройки и залы для торжественных приемов. Один из этих залов - Грановитая палата - сохранился до наших дней и вместе со стенами и кремлевскими соборами составляет замечательный комплекс Московского Кремля - вели­колепный памятник национальной гордости русского народа.

 

ещё по древнерусским городам:

Старая Рязань
Древний Киев
Археологическое изучение древнерусских городов


От: TrofimovA




Похожие темы


----------------------------



Скрыть комментарии (0)


Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.