¬верх ¬низ
Опубликовано: Январь 24, 2015

Социально-экономические и политические причины, осложнившие выход страны на новые рубежи

      В 1964 г. в результате смещения со всех постов Н.С. Хрущева к власти пришло консервативное крыло партийной элиты во главе с Л.И. Брежневым (1906-1982), которое взяло курс на свертывание реформ в экономике и в общественной жизни. С середины 70-х гг. стали проявляться симптомы кризисных явлений в экономике: замедление развития научно-технического прогресса; моральный износ оборудования в ведущих отраслях промышленности; отставание инфраструктурных отраслей от основного производства; наметился ресурсный кризис, выражавшийся в перемещении добычи природных ресурсов в труднодоступные районы, в удорожании добываемого сырья для промышленности, в дефиците материальных ресурсов. Все это негативно отражалось на основных экономических показателях народного хозяйства страны. С каждой пятилеткой среднегодовые темпы их роста снижались Соотношение прироста национального дохода и прироста основных фондов (а это важный показатель экономической эффективности народного хозяйства) ухудшалось. С 1960 по 1985 гг. основные фонды выросли в семь раз, а произведенный национальный доход лишь в четыре раза. Это свидетельствовало о том, что экономика страны развивалась преимущественно экстенсивным путем, то есть объем дополнительной продукции и прирост национального дохода достигались за счет опережающего вовлечения в производство природных и трудовых ресурсов, роста основных фондов. Причиной этого была амбициозная внешняя политика руководящих кругов страны, для чего требовался сверхмощный военный потенциал, который создавался военно-промышленным комплексом (ВПК). Для развития и содержания ВПК необходимы были огромные материальные и финансовые ресурсы. Эти ресурсы можно было получить лишь за счет других отраслей народного хозяйства и низкой заработной платы трудящихся. Все это, в свою очередь, обеспечивалось жесткой административной планово-распределительной системой управления страной и ее экономикой, строгим лимитированием материальных и финансовых ресурсов. Чтобы обеспечить быстрое получение этих ресурсов, преимущество отдавалось экстенсивным методам ведения хозяйства, что сдерживало развитие научно-технического прогресса. Со стремлением получить в короткие сроки максимальный объем валового общественного продукта и произведенного национального дохода связано также формирование нереалистичных народнохозяйственных планов и производственных планов предприятий. Это приводило к их невыполнению, к постоянным дефицитам материальных ресурсов, к авралам в работе предприятий, низкому качеству их продукции. Причиной негативных явлений в экономике были также волюнтаризм и во многих случаях низкий профессионализм руководителей высшего и среднего звеньев управления так называемой номенклатуры партийных и советских органов. Проводимая руководством страны кадровая политика была направлена на незыблемость партийной системы подготовки и продвижения руководящих кадров. Специалисты и руководители могли самореализоваться лишь будучи членами коммунистической партии и работая в партийных организациях и партийных, советских, комсомольских и профсоюзных органах. Демократический централизм, непререкаемость авторитетов партийных и иных руководителей любого уровня, их нетерпимость к критике вели к тому, что в партийно-советскую и любую другую номенклатуру нередко включались лица, послушные, но не обладающие ни умом, ни инициативой, ни другими качествами, необходимыми для руководителей. Таким образом, с каждым поколением интеллектуальный и профессиональный потенциал руководителей партийных и советских органов, предприятий и организаций в стране снижался. Низкий уровень оплаты труда не способствовал сбережению трудовых ресурсов и использованию достижений научно-технического прогресса. Экстенсивные методы развития экономики, необоснованное строительство новых предприятий вели к разрыву между ростом числа рабочих мест и увеличением трудовых ресурсов. Если в предвоенные и первые послевоенные пятилетки рост трудовых ресурсов в городах обеспечивался за счет жителей сельских местностей и женщин, то к 80-м гг. эти источники практически себя исчерпали. Так, в 1976-1980 гг. прирост трудовых ресурсов составил 11,0 млн., в 1981-1985 гг. – 3,3 млн., в 1986-1990 гг. – 2,5 млн. человек. Социально-экономические последствия такого развития выразились в снижении трудовой и технологической дисциплины, экономической ответственности работников за результаты труда, убытки и потери, в уменьшении темпов роста производительности труда, объемов промышленной и сельскохозяйственной продукции, национального дохода. Экономический, а затем и политический кризис, разразившийся в стране в конце 80-х – начале 90-х гг. и приведший к распаду СССР на ряд самостоятельных государств, был обусловлен многолетней неэффективной экономической политикой, проводимой руководством страны, его амбициозностью в международных отношениях. Это привело к экономическому истощению государства, к дискредитации социалистического способа производства и всей мировой социалистической системы. Одной из основных причин тяжелого экономического положения, в котором оказалась страна, было гипертрофированное развитие ВПК – милитаризация экономики. Многие десятилетия в ВПК направлялась подавляющая и наиболее качественная часть материальных и трудовых ресурсов государства. Конечная продукция оборонных предприятий обеспечивала военный потенциал страны, но экономическая отдача от используемых в ВПК материальных, финансовых и трудовых ресурсов для решения экономических и социальных проблем страны была незначительна, наоборот, для деятельности этих предприятий требовались огромные бюджетные ассигнования, а их продукция в основном складировалась. Даже новые технологии, которые разрабатывались в ВПК, из-за засекреченности не поступали в другие отрасли народного хозяйства и поэтому не оказывали должного влияния на развитие научно-технического прогресса в стране. Созданный ценой огромных усилий и за счет постоянного недофинансирования других отраслей хозяйства военный потенциал СССР обеспечивал оборонную мощь государства. Но этот же потенциал поощрял амбициозную внешнюю политику руководства страны, в результате которой были постоянные международная напряженность и гонка вооружений. Так было в 1950 г. в Северной Корее, когда начались военные действия между Северной Кореей и США; в 1962 г. – на Кубе, когда после размещения там советских ракет правительство США предъявило СССР ультиматум о ликвидации их на острове. Мир был на грани новой мировой войны и даже термоядерной. Ракетные установки на Кубе были демонтированы. В 1968 г. произошел военный конфликт между СССР и КНР из-за острова Доманский на Амуре. По сути это было первое в истории военное столкновение двух государств из социалистического лагеря.Военное присутствие СССР, советское оружие было в Корее, Вьетнаме, Анголе, Египте, Сирии, Ираке и в других государствах. Это были кратковременные международные конфликты, а не прямое участие СССР в войнах с другими государствами. Но в 1978 г. Советский Союз втянулся в затяжную войну в Афганистане. Эта война имела серьезные последствия для страны, выразившиеся в подрыве международного авторитета СССР, дальнейшем экономическом истощении, отрицательном психологическом климате внутри страны. Чрезмерное развитие ВПК и связанное с этим отставание гражданских отраслей народного хозяйства привели к их технической отсталости и неконкурентоспособности на мировом рынке. Внутри страны это обусловило товарный голод, постоянный дефицит продукции, необходимой для удовлетворения повседневных потребностей населения. Эта продукция распределялась по предприятиям и учреждениям путем так называемой выездной торговли. Отсутствие товаров повседневного спроса в свободной продаже вело к коррупции в сфере обращения, к росту цен. Неудовлетворенный спрос на товары дал толчок к созданию подпольных предприятий и развитию теневой экономики, коррупции чиновников, социальному расслоению населения, изменению социальной структуры общества, росту недовольства граждан. Недостаточно эффективно функционировал и агропромышленный комплекс страны. В сельскохозяйственном производстве преобладали экстенсивные методы. Упор делался на расширение использования земельных ресурсов. Несмотря на рост поголовья скота, органические удобрения использовались слабо, химических же удобрений не хватало, и качество их было низкое. В результате урожайность основных сельскохозяйственных культур была заметно ниже, чем в других европейских странах. Одной из уязвимых сторон агропромышленного комплекса было слабое развитие инфраструктуры и мощностей по переработке сельскохозяйственной продукции. Не хватало хранилищ для собранного урожая, хороших дорог в сельской местности, ремонтных служб и запчастей для сельхозтехники. Все это вело к тому, что не всегда и вовремя убирались засеянные площади, плохо хранился собранный урожай. В результате в стране перманентно наступали продовольственные кризисы, что вынуждало закупать за рубежом ежегодно от 20 до 40 млн. т зерновых культур, а пищевая и легкая промышленность не имели достаточного количества сырья. На опасность и последствия гипертрофированного развития ВПК и отсталость гражданских отраслей и сельского хозяйства обращали внимание руководства страны ученые экономисты, социологи, экологи. Но их мнение не учитывалось. К середине 80-х гг. это стали понимать и в центральных органах власти. Поводом к этому стало ухудшение финансового состояния государства. Положение в сфере материального производства непосредственно и быстрее всего отражается на финансах, денежном обращении и бюджете страны. Финансы, денежное обращение и бюджет – это зеркало государства, барометр его экономического состояния и политического положения. И как бы ни доказывали апологеты примата духовности и нравственности общества над экономикой, пятитысячелетняя история всех государств свидетельствует об обратном. С развалом экономики, крахом финансов в государстве падают духовность, нравственность и культура. И наша страна не была исключением. В первое послевоенное десятилетие советские финансы отражали поступательное развитие экономики страны. На финансах благоприятно сказались изменения в структуре валового общественного продукта. Увеличилась доля промышленности в производстве валового общественного продукта и национального дохода, что способствовало росту прибыли, поступлений в бюджет отчислений от прибыли и налога с оборота. Успешно проведенная в 1947 г. денежная реформа укрепила денежное обращение и финансы страны. Централизация в государственном бюджете подавляющей части финансовых ресурсов (достаточно отметить, что объем государственного бюджета в используемом национальном доходе превышал 70%) позволяла концентрировать средства на наиболее важных направлениях экономического и социального развития страны и тем самым быстрее и эффективнее решать государственные проблемы. С 1938 по 1960 гг. финансовое ведомство страны возглавлял известный экономист, профессиональный финансист, много сделавший для укрепления финансов страны А. Г. Зверев (1900-1969). К концу 50-х гг Н.С. Хрущев, победив всех своих соперников и оппозиционеров, окончательно утвердившись в качестве партийного лидера и главы государства, все в большей степени стал руководить государством методом, который позднее назвали волюнтаризмом. В СССР волюнтаристский подход использовался и до Н.С. Хрущева и не только во внешней и внутренней политике, в экономике, но и в финансах. Исполнителем волюнтаристского курса Н.С. Хрущева в области финансов стал назначенный в 1960 г. министром финансов В.Ф. Гарбузов – человек, как и сам Н.С. Хрущев, недостаточно профессионально подготовленный, амбициозный и грубый. За многовековую историю России руководство финансами государства малокомпетентным человеком было не столь уж редким явлением. Можно провести параллель между В.Ф. Гарбузовым и И.А. Вышнеградским (1831/32-1895), который был министром финансов России в 1888-1892 гг., а до этого в научных кругах он был известен как ученый в области теории конструирования машин, прикладной механики, термодинамики. Оба до того как стали министрами, финансами не занимались. Оба проводили политику формирования бюджетных доходов главным образом за счет продажи алкогольных напитков и вывоза из страны природных ресурсов. Только во времена И.А. Вышнеградского вывозили из России зерно даже тогда, когда в стране в неурожайные годы был голод (известна фраза того периода: «недоедим, но вывезем»), а во времена В.Ф. Гарбузова вывозили нефть, хотя колхозам и совхозам не хватало горючего для сельскохозяйственной техники во время уборки урожая (это была одна из причин того, что потери выращенной сельскохозяйственной продукции составляли примерно 50%). Именно с приходом в Министерство финансов СССР В.Ф. Гарбузова, который в отличие от А.Г. Зверева не мог и, видимо, не хотел обосновывать свою позицию и предотвращать принятие решений, ослабляющих бюджет, начинается дестабилизация государственных финансов, несмотря на то, что в стране и в аппарате Министерства финансов имелись квалифицированные финансовые кадры. Денежная реформа (деноминация), проведенная в 1961 г., не только не укрепила финансы, но привела к началу роста цен. Главный источник доходов бюджета – налог с оборота, удельный вес которого в доходах бюджета достигал 60%, взимался с предприятий нередко до того, как продукция, облагаемая этим налогом, была реализована конечному потребителю. В результате ослаблялось финансовое состояние предприятий, так как они нередко вносили этот налог за счет своих оборотных средств. В 60-70-е гг. одним из крупных источников финансовых ресурсов государства были поступления от внешнеэкономической деятельности. В основном это были доходы от продажи сырьевых ресурсов, главным образом, нефти. В этот период страна получила более 150 млрд. долларов. Эти средства направлялись на закупку оборудования для предприятий, на строительство гражданских и военных объектов, на закупку продовольствия и товаров широкого потребления. Эти средства позволяли дотировать продукцию многих предприятий и тем самым фактически население, которое покупало продукты питания, медикаменты, товары детского ассортимента, пользовалось услугами жилищного хозяйства и городского пассажирского транспорта по ценам ниже их себестоимости. Средства, вырученные от продажи природных ресурсов, были существенным источником формирования общественных фондов потребления, которые позволяли обеспечить бесплатное образование, культуру, здравоохранение. Однако к началу 80-х гг стали возникать трудности в получении таких средств. В основе этого лежал ряд причин. Стало труднее поддерживать прежний уровень добычи нефти. Иссякали старые нефтепромыслы. Ухудшились геологические условия добычи. Легкая нефть существенно уменьшилась. Для добычи же тяжелой нефти необходимо было специальное оборудование, но для его производства не была подготовлена машиностроительная промышленность. Изменилась и конъюнктура международного нефтяного рынка. Все шире в хозяйстве внедрялись энергосберегающие технологии. Это влекло снижение потребности в энергоносителях. На нефтяном рынке усилилась конкурентная борьба нефтедобывающих стран. Цены на нефть снижались. Кроме того, содержание ВПК, поддержание прежнего уровня развития социальной сферы требовали все больших бюджетных ассигнований. Источником их были внешние займы и золотой запас страны, который снизился с 2050 т в 1953 г. до 340 т в 1996 г. Надо отметить, что внешняя задолженность СССР была равна примерно 80 млрд. долларов. Приблизительно столько же нашей стране должны были другие государства. Однако, если наша задолженность была в основном фирмам, банкам за приобретенную промышленную и сельскохозяйственную продукцию, то СССР предоставлял кредиты другим странам для реализации продукции своего ВПК государствам социалистического лагеря (Вьетнаму, Кубе и др.), но главным образом Третьему миру (Ираку, Сирии, Египту, Анголе, Афганистану и др.), валютная платежеспособность которых была крайне низка. Таким образом, если расходы государственного бюджета по погашению внешней задолженности росли, то поступления из внешних источников уменьшались. Все это вело к ухудшению государственных финансов, росту бюджетного дефицита, который все в больших размерах покрывался за счет денежной эмиссии и роста внутреннего долга страны. На этом фоне росла потребность в увеличении бюджетных ассигнований на дотирование отраслей народного хозяйства. Дотации убыточным предприятиям, главным образом ВПК и сельскохозяйственным, достигающие одной пятой части всех бюджетных расходов и ставшие главной причиной бюджетного дефицита, практически поощряли их иждивенчество и бесхозяйственность. Потери и непроизводительные расходы в народном хозяйстве ежегодно увеличивались. Так, с 1981 по 1988 гг. они выросли с 12,5 млрд. руб. до 29,0 млрд руб., в том числе сверхплановые потери от брака в промышленности и строительстве выросли с 364 до 1076 млн. руб., потери от списания затрат по неосуществленному и окончательно прекращенному капитальному строительству – с 2831 до 4631 млн. руб., потери от падежа скота – с 1696 до 1912 млн. руб. Для сравнения укажем, что в 1988 г. объем доходов государственного бюджета составлял 379 млрд. руб., т.е. в этом году потери в народном хозяйстве составляли более 7% к бюджетным доходам. Эти и другие подобные причины негативно влияли на состояние государственных финансов, приближали финансовый кризис, разразившийся в начале 90-х гг, который не смогли предотвратить постоянно меняющиеся министры финансов (с 1985 по начало 1997 гг. этот пост занимали десять человек, а некоторые из них всего по несколько месяцев). Министерская чехарда, уход из финансовых органов в коммерческие структуры большого количества профессиональных работников, разделение министерства финансов на ряд самостоятельных ведомств, отсутствие между ними должной координации еще более ослабили систему управления государственными финансами и финансовое состояние государства. Все эти факторы заставляли руководство страны искать пути выхода из создавшегося положения. Была осознана необходимость структурной перестройки промышленности, изменения экономических отношений в народном хозяйстве. Это выразилось в попытках расширения хозрасчета, установления прямых экономических связей между предприятиями, введения арендных отношений и др.Структурная перестройка промышленности должна была проводиться на основе конверсии предприятий ВПК. Однако из-за отсутствия в бюджете необходимых средств на капитальные вложения и противодействия директоров оборонных предприятий, не желавших производить гражданскую продукцию, товары массового спроса, конверсия проводилась в ограниченных размерах. Негибкость и во многих случаях некомпетентность руководителей высшего и среднего звеньев управления привели к отставанию предприятий, не входящих в ВПК, их несостоятельности в обеспечении внутреннего рынка и не конкурентоспособности сначала на внешнем, а затем и внутреннем рынках, Как результат этого – потеря в 80-х гг. рынков в странах СЭВ, а затем в 90-х гг. – рынков СНГ и, наконец, по многим позициям был потерян рынок сбыта и в самой России. Свой вклад в создание экономических трудностей для Советского Союза внесли страны, входящие в НАТО. Многолетнее противостояние двух военно-политических блоков показало, что успех в «холодной войне» мог быть достигнут лишь на экономическом поле битвы. Для достижения такого успеха аналитиками западных стран выявлялись слабые места в экономике СССР, а правительствами стран НАТО проводились мероприятия, целью которых было ослабление советской экономики. Для этого организовывались широкомасштабные кампании по снижению на мировом рынке цен на нефть, ограничению экспорта советского природного газа, что приводило к уменьшению поступления в Советский Союз иностранной конвертируемой валюты. Введение Соединенными Штатами Америки запрета на приобретение Советским Союзом новой промышленной продукции и новых технологий, рост военных вооружений стран НАТО, повышение их технологического уровня и стоимости обострили ресурсный и технологический кризис СССР, вызвали необходимость увеличения им собственных военных научных исследований. Все это вело к его дальнейшему экономическому истощению. При этом западными странами создавались условия, затрудняющие получение Советским Союзом иностранных кредитов. Параллельно экономическому кризису в стране созревали идеологический, а затем и политический кризисы. Возникшее еще в 60-х гг. диссидентское движение, почти подавленное репрессиями в 70-80-е гг., вновь стало быстро развиваться. В центре этого движения была борьба за гражданские права человека, за деидеологизацию культуры, за демократизацию общества и ликвидацию монополии КПСС в общественной жизни. Одновременно с этим движением, а иногда и в рамках его в республиках СССР развивались националистические движения. В ходе борьбы с коммунистической идеологией особым нападкам подвергались такие понятия, как интернационализм, классовая борьба, пролетарская солидарность, дружба народов. При этом националисты во всех республиках СССР на основе исторических построений и искаженных экономических расчетов стремились доказать, что одни нации живут за счет труда других. В условиях такого многонационального государства, как СССР, эта пропаганда носила деструктивный характер, способствовала формированию в обществе сознания необходимости и неизбежности развала государства. Главную роль в этой пропаганде играла националистически настроенная интеллигенция, которая по сути дела была идеологом и рупором националистической партийной элиты и представителей уголовно-теневой экономики. Все они стремились к власти, к достижению своих узкогрупповых интересов и были против крепкой центральной власти, которая мешала им в достижении их целей. Поэтому они разжигали межнациональные конфликты, которые в конце 80-х – начале 90-х гг. прокатились по стране (в Азербайджане, Армении, Узбекистане, Киргизии, Грузии, Молдавии и других республиках). Именно они способствовали развалу государства, и из партийных функционеров и представителей националистической интеллигенции вышли лидеры, ставшие впоследствии главами новых государств, созданных на развалинах СССР. Все они игнорировали тот факт, что в условиях многовекового сосуществования в рамках единого государства народов, населявших СССР, было создано единое экономическое пространство, произошло смешение этих народов (например, в 1988 г. удельный вес межнациональных браков в общей численности всех браков основных национальностей СССР коле**лся от 7 до 38%), смена мест проживания десятков миллионов людей (вне России в 1989 г. проживало более 25 млн. русских, а в России – около 8 млн. человек из других республик СССР). Последствием такой пропаганды стали не только распад самого большого в XX в. государства в мире, но и значительные экономические потери в каждой из бывших республик СССР, перемещение из республики в республику огромного числа лиц (только за период 1992-1995 гг. в Россию официально переехало 3,8 млн. человек, а из России - выехало 1,8 млн. человек).

источник: «Всемирная история: Учебник для вузов»

© Коллектив авторов, 1997

© ЮНИТИ, 1997

Главный редактор издательства Н.Д. Эриашвили


От: TrofimovA




Похожие темы


----------------------------



Скрыть комментарии (0)


Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.