¬верх ¬низ
Опубликовано: Октябрь 31, 2014

Развитие археологии как науки

Развитие археологии как науки

 

Археология — наука молодая, хотя слово «археология» очень древнее. Оно употреблялось еще древними греками и состоит из двух слов: архайос, что означает по-гречески — древний, и логос — наука, слово. Впервые этот термин употребил древнегреческий философ Платон в IV в. до н. э. Но это не означает, что археоло­гия как наука сложилась так давно. Наоборот, она принадлежит к числу наиболее молодых наук, хотя история ее развития своими корнями уходит в глубь веков.

Еще в глубокой древности появились первые гениальные до­гадки о развитии человечества в прошлом. Живший в I в. до н. э. римский поэт-материалист Лукреций Кар в своей поэме «О при­роде вещей» высказал мысль, что человечество развивалось посте­пенно, пройдя три стадии развития — каменный, бронзовый и железный века.

В средние века происхождение древнейших орудий труда часто считали божественным; их наивно называли «громовыми топо­рами» и верили, что они падают с неба во время грозы. Господ­ствовавший в средневековье метафизический взгляд в науке отри­цал какое-либо развитие и считал, что человек всегда был таким, какой он есть.

В слово «археология» в разные эпохи вкладывался различный смысл. Если Платон под археологией понимал вообще все, что касается древности, то в средние века археологией стали назы­вать историю античного (греческого и римского) искусства.

Начало научных археологических исследований как в России, так и за границей относится к XVIII в. В начале XVIII в. нача­лись исследования трагически погибших в 79 г. от извержения Везувия городов Помпеи и Геркуланума. Во время раскопок

Помпей впервые была восстановлена картина жизни людей, погиб­ших более 1600 лет назад. Ученые поняли, какое большое значе­ние имеет изучение бытовых вещей.

В России уже в XVIII в. наблюдаются попытки поставить охрану памятников и сбор археологических материалов в государ­ственном масштабе. Этому способствовали правительственные указы Петра I. В 1718 г., после приобретения сибирской коллек­ции замечательных археологических предметов, Петр I издал указ, в котором говорилось: «Ежели кто найдет в земле, или в воде какие старые вещи... также бы приносили, за что будет доволь­ная дача, смотря по вещи». Во втором указе предписывалось не только собирать древние вещи, но и «где найдутся, такие всему делать чертежи, как что найдут». Указы Петра I были первыми в мире правительственными распоряжениями, имевшими целью охрану памятников.

Большое научное значение имели мероприятия русского исто­рика начала XVIII в. В. И. Татищева, впервые обратившего осо­бое внимание на собирание разного рода источников, в том числе и археологических, составившего подробную инструкцию по сбору археологических материалов.

Прогрессивные и смелые по тому времени выводы о развитии истории высказал, находясь в сибирской ссылке, русский демократ А. И. Радищев, который в своем «Сокращенном повествовании о приобретении Сибири» установил, что история человечества про­шла в своем развитии три периода — каменный, бронзовый и же­лезный века.

В 1836 г. на обширном материале, применив метод сравнитель­ного анализа, датский археолог Христиан Томсен научно обосно­вал мысль о делении истории человечества на три эпохи. В своей работе «Путеводитель по северным древностям» он показал, что вся дописьменная, первобытная история делится на три периода: каменный, бронзовый и железный. Этим самым были заложены краеугольные камни археологической периодизации истории чело­вечества по вещественным материалам.

Основы археологической периодизации, созданной X. Томсеном, развил другой датский археолог — П. Ворсо. Изучая неолитиче­ские поселения и погребения бронзового века, он построил уже более полную относительную хронологию найденных предметов и изложил ее в работе «Новые подразделения каменного и бронзо­вого века».

В первой половине XIX в. в науке произошел значительный перелом во взглядах, ознаменовавшийся борьбой прогрессивного эволюционизма против господствовавшей до этого церковной идео­логии и метафизики. Прогрессивный эволюционизм с его идеей постепенного гармоничного развития от простого к сложному, ярко воплотившийся в трудах естествоиспытателей, и прежде всего у Ч. Дарвина, нашел подтверждение и в археологии. В XIX в. археологи в общем правильно сумели доказать постепенную по­следовательную смену одной эпохи другой. Хронологическую схему Томсена и Ворсо продолжил французский археолог Г. Мортилье. Подметив, что каменные орудия неодинаковы: одни грубы и при­митивны, другие более совершенны, он разделил каменный век на несколько периодов, дав каждому из них название по месту пер­вых находок. Так появились основы периодизации древнекамен­ного века. Работы Томсена, Ворсо, Мортилье имели большое зна­чение для развития мировой археологии и оказали значительное влияние на развитие археологической мысли в России.

С 30-х годов XIX в. начались систематические научные рас­копки на юге России. Начало этих исследований было положено Стемпковским, обследовавшим археологические памятники Чер­номорского побережья. Им были заложены основы античной ар­хеологии в России и начаты раскопки Митридатовой горы и Кер­ченского некрополя. В 1830 г. близ Керчи был раскопан один из грандиозных южнорусских курганов — Куль-Оба. Несколько позд­нее, в середине XIX в., граф А. С. Уваров произвел огромные по своим размерам раскопки курганов Владимиро-Суздальской земли. За четыре года было раскопано 7729 курганов. По своему размаху раскопки А. С. Уварова не имели себе равных и пока­зали, что Россия очень богата археологическими памятниками. Но научная ценность этих раскопок невелика, так как методика раскопок курганов тогда только что зарождалась. Позднее рус­ский археолог А. А. Спицын писал по поводу раскопок Уварова: «... все вещи коллекции смешались в серую одноцветную массу, безразличную для мужчин и женщин, для прадеда и внука, для туземца и пришельца». Однако в целом деятельность А. С. Ува­рова имела большое значение. Он является инициатором создания Археолого-нумизматического общества в Петербурге (1846), а также основателем Московского археологического общества (1864), поставившего своей целью «исследование археологии, пре­имущественно русской, и распространение в России археологиче­ских знаний».

 

Развитие археологии как науки

 

Общество организовало крупные раскопки архео­логических памятников в центральных губерниях России, провело 15 Всероссийских археологических съездов. Результаты деятельно­сти Общества отражены в десятках различных изданий, заложив­ших основы русской археологии. По примеру созданного А. С. Ува­ровым Общества возникли археологические кружки и общества в Казани, Тифлисе, Ташкенте и в других городах. Собранные мате­риалы и большая работа по исследованию памятников старины и научной пропаганде вылились в большое национальное дело — основание в 1872 г. Московского исторического музея, основной задачей которого стало распространение исторических и археоло­гических знаний среди народа «дабы возбудить в нем любовь к своему славному прошлому».

В середине XIX в. археология окончательно становится наукой исторической. Весь мир поразили и стали своеобразным толчком в развитии мировой археологии открытия памятников древней­ших цивилизаций в бассейне Средиземного моря Генрихом Шлиманом.

Вторым крупнейшим событием в мировой буржуазной архео­логии были работы английского археолога Артура Эванса. В 1900 г. Эванс начал раскопки на о. Крите. На основании добы­тых археологических материалов он восстановил историю древней цивилизации на о. Крите. В результате этих исследований стала известной древнейшая история восточной части Средиземного моря. А. Эванс открыл царские дворцы, города, мастерские и храмы, созданные на протяжении нескольких тысячелетий.

Во второй половине XIX в. для археологии в России харак­терно стремление использовать археологические предметы для исторических выводов. Одним из представителей этого направле­ния был И. Е. Забелин, впервые в мире разработавший научную методику раскопок южнорусских курганов. Другой представитель русской науки Д. Н. Анучин первым использовал для историче­ских выводов сходства и параллели между археологическим и этнографическим материалами, объяснил общие пути историче­ского развития различных народов. В Сибири развернул свои исследования В. В. Радлов, сочетавший в себе обширные знания ученого-языковеда, археолога и этнографа. Расшифрованная им орхоно-енисейская письменность древних тюрок (руническая письменность) является открытием, которое можно поставить в один ряд с великими открытиями тайн письменности Древнего Египта и Месопотамии. Большое значение имели подготовленные В. В. Радловым альбомы «Сибирские древности». Наконец, во второй половине XIX в. научная мысль России проникает далеко на Дальний Восток и в Монголию. Русская археологическая наука получает ценные сведения об археологических памятниках в При­морье и Приамурье.

В изучение истории древних славян, особенно не освещенной письменными источниками, большой вклад внесли русские архео­логи, раскапывавшие курганы в Центральной России. В конце XIX в. было раскопано много курганов в новгородской земле и исследованы славянские курганы в Гнездове под Смоленском, в которых оказались погребения древнерусских дружинников IX— XI вв. Эти погребения были открыты и раскопаны неутомимым исследователем археологических памятников — В. И. Сизовым. Кроме того, В. И. Сизов открыл близ станицы Цимлянской остатки древнего хазарского города Саркела, а под Москвой ис­следовал знаменитое Дьяковское городище, по имени которого названа культура раннего железного века.

Русская археология удачно подтвердила данные «Повести вре­менных лет» о расселении древнеславянских племен, восстановив при этом быт и материальную культуру древних славян. Колос­сальную работу проделал русский археолог А. А. Спицын. Произ­водя раскопки и систематизируя коллекции, он сопоставил карту расселения тринадцати древнеславянских племен по данным ле­тописи с размещением женских украшений, так называемых височ­ных колец, в могилах. Оказалось, что каждое славянское племя имело определенную территорию, которая устанавливается по рас­пространению височных колец определенного вида. Благодаря тру­дам А. А. Спицына археологическое исследование древней Руси шагнуло далеко вперед.

В конце XIX в. значительные успехи были достигнуты в иссле­довании древнегреческих городов-колоний, расположенных на юге России, по побережью Черного моря. В этой области исследова­ния много было сделано талантливым русским археологом Б. В. Фармаковским, посвятившим всю свою научную жизнь изу­чению античных древностей Причерноморья. Он блестяще, до мельчайших подробностей восстановил расположенный в устье Буга древнегреческий город Ольвию.

Со второй половины и конца XIX в. огромное влияние на ар­хеологию оказала философия научного коммунизма. В эпоху бур­ного накопления исторических источников, создания целых разде­лов исторической науки, острой борьбы идей К. Маркс и Ф. Энгельс прочно и навсегда ввели в историческую науку понятие о последо­вательной смене общественно-экономических формаций и историч­ности общественных явлений. В результате история из хаоса со­бытий и малопонятных причинных связей превратилась в строй­ную науку, а археология заняла прочное место как историческая наука. Основоположники марксизма впервые показали миру опре­деленные связи, существующие между экономикой и обществен­ным развитием, ввели научное понятие о движущих силах истори­ческого развития, понятие о роли народных масс как творцов исто­рии, наконец, понятие о революциях в истории общества.

Это влияние марксистской философии на историю было на­столько велико, что без него немыслимо представить все после­дующее и современное развитие истории.

Основоположники марксизма занимались разработкой специ­альных вопросов истории первобытного общества. Научные дан­ные по первобытной истории и другим разделам науки служили им прочным фундаментом для иллюстрации теоретических основ марксистской философии.

На рубеже XIX и XX вв. в России развернулась деятельность замечательного русского археолога В. А. Городцова. От Днепра и до Волги им было раскопано множество погребений, относя­щихся к бронзовому веку. Своими работами В. А. Городцов впер­вые доказал существование бронзового века на территории Рос­сии. Обратив внимание на различия в устройстве могил, он создал периодизацию бронзового века южной России, установив последо­вательную смену трех археологических культур: древнеямной, катакомбной и срубной.

В конце XIX в., в эпоху бурного капиталистического развития, в европейской археологии наблюдается особое стремление к соз­данию различных теорий происхождения культур и народов, пере­движения народов в древности. Многие из них были откровенно реакционными. Например, крупный немецкий ученый Г. Коссина значительное место в своих исследованиях уделил поискам пра­родины индогерманцев и попытался доказать, что культурное развитие Европы полностью зависело от воинственных германцев, распространивших свою культуру путем завоевания.

Значительное влияние на археологию также оказала «венская культурно-историческая школа», представителями которой были В. Шмидт, Ф. Гребнер, Б. Анкерман и др. Сходные явления в культурах разных народов они объясняли их происхождением из одного центра, а возникновение новых культур рассматривали как результат миграций и механического смещения культурных явлений. Сходные и даже очень далекие между собой культуры объединялись ими в большие общности — «культурные круги», а вся история человечества сводилась к перемещению народов.

Крайние позиции наметились в буржуазной археологии и в оценке роли географических условий жизни древнего человека. Некоторые ученые совсем отрицали какое-либо влияние географи­ческой среды; другие, как, например, английский археолог К. Фокс, создав концепцию географического детерминизма, считали, что гео­графическая среда предопределяюще действует на общественную жизнь и культуру людей и вся история человечества зависит от среды его обитания.

Несмотря на явные заблуждения и реакционные концепции некоторых буржуазных археологов конца XIX и начала XX в., можно отметить и ряд положительных моментов: стремление к изучению культурных комплексов, признание передвижения на­родов, стремление проследить распространение культуры во вре­мени и пространстве и попытка выделить причины этих явлений. Эти положительные стремления были развиты крупнейшим евро­пейским археологом первой половины XX в. Гордоном Чайлдом, оказавшим большое влияние на развитие мировой археологии.

После Великой Октябрьской социалистической революции ар­хеология получила принципиально новое развитие. Советская археология опирается на прочную основу марксистско-ленинской философии, вооружена правильными методами научного познания процессов исторического развития.

В разгар гражданской войны, несмотря на трудности и раз­руху, 18 апреля 1919 г. В. И. Ленин подписал декрет о создании Академии истории материальной культуры — государственного центра археологических исследований. Археологические исследо­вания и охрана памятников отныне перестали быть предметом частного предпринимательства, а стали государственным делом.

Крупным достижением молодой советской археологической науки было стремление к историческим обобщениям и созданию научной периодизации археологических культур ряда эпох. Для советской археологии характерны следующие основные черты: прочная марксистская методологическая основа; тесная связь с собственно историей, стремление к историческим обобщениям и всесторонним выводам и в связи с этим отказ от примитивного вещеведения; разработка научно-методологических основ науки, небывало широкий размах полевых исследований; сплошные рас­копки целых поселений, что стало возможным только при государственной собственности на землю и планировании научных иссле­дований. В результате на территории СССР открыты и исследо­ваны тысячи различных памятников, десятки культур, освещены целые эпохи.

Уже в 30-е годы советская археологическая наука сделала крупные открытия в различных областях. Например, стоянки лю­дей древнекаменного века были известны и дореволюционной археологии, но уровень знаний в этой области был так незначите­лен, что археологии в этой области прищлось делать первые шаги. В Закавказье С. Н. Замятнин и М. 3. Паничкина впервые открыли самые ранние в Советском Союзе палеолитические местонахожде­ния. Работы советских археологов П. П. Ефименко, А. П. Оклад­никова, П. И. Борисковского позволили восстановить материаль­ное производство, хозяйство и идеологию людей древнекаменного века. Капитальный труд П. П. Ефименко «Первобытное общество» явился крупным достижением советской исторической науки в этой области знаний.

В советское время почти повсеместно, а в некоторых местах довольно детально, вплоть до подробностей, изучался неолит. Но наибольшие успехи достигнуты в изучении памятников неолита на Севере, в центре европейской части СССР и в Прибайкалье. Археологами А. Я. Брюсовым, А. П. Окладниковым, Н. Н. Тури­ной, М. Е. Фосс подробно изучены неолитические памятники, соз­дана обобщающая картина исторического развития, расселения и передвижений неолитических племен. В результате работ В. И. Равдоникаса мировая наука узнала о произведениях изо­бразительного искусства неолитических жителей Северо-Запада СССР.

В работах археологов Т. С. Пассек, С. Н. Бибикова и Е. Ю. Кричевского подробно освещена история ранних земледель­ческих народов Правобережной Украины. Раннеземледельческие (энеолитические) культуры открыты советскими археологами в Средней Азии и на Кавказе.

Большой вклад внесла археология в изучение экономики, со­циального строя и истории античных городов Северного Причер­номорья. Работы по истории античного искусства В. Д. Блаватского, по истории и археологии античного мира Северного При­черноморья В. Ф. Тайдуковича, С. А. Желебева, Д. П. Каллистова представляют исключительную ценность тем, что в них слиты во­едино, дополняя друг друга, археологические и исторические источ­ники, а вопросы социально-экономической истории выдвинуты на передний план.

Почти сто лет назад начались раскопки на территории древне­восточного царства Урарту — самого древнего государства, кото­рое когда-либо существовало на просторах нашей страны. Много лет советские археологи исследовали северные укрепления города Урарту. Исследованная Б. Б. Пиотровским древнеурартская кре­пость Тейшебаини дала обильный материал по развитию ремесла, сельского хозяйствa, военного дела и искусства населения древней страны Урарту. Эти материалы, в сочетании с зарубежными и дореволюционными источниками, позволили установить сложную политическую историю Урарту, взаимоотношения с ассирийцами на юге и северными народами, в частности со скифами.

Ученых всегда привлекали огромные курганы скифской знати, но, к сожалению, дореволюционные исследователи односторонне подходили к изучению скифских древностей, мало интересуясь поселениями и могилами простых скифов. Работы Б. Н. Гракова, М. И. Артамонова и других советских археологов позволили вос­становить картину жизни различных скифских племен, раскрыли широкое развитие ремесла, строительного дела у скифов.

Дореволюционная археология почти ничего не знала о сарма­тах. В результате многолетних археологических исследований в Поволжье и Приуралье появился обобщающий труд К. Ф. Смир­нова, посвященный сарматам, сыгравшим значительную роль в исторических событиях начала нашей эры.

В 40-х годах в Горном Алтае возобновились исследования уни­кальных курганов древней родовой знати. Раскопки этих курганов обнаружили весьма ценные и необычные с точки зрения археоло­гов предметы. Благодаря образовавшейся в курганах вечной мерз­лоте в них сохранились изделия из ткани, ковры, деревянная утварь. Яркие и неповторимые материалы высокой культуры насе­ления второй половины I тысячелетия до н. э. легли в основу ра­бот С. И. Руденко и М. П. Грязнова, авторов этих исследований.

Десятки трудов написаны по древней истории народов Закав­казья и Северного Кавказа. Жизнь отдельных народов этого рай­она изучена настолько, что прослежена сложная и многообраз­ная история его, начиная с глубокой древности. Значительным вкладом в науку явился обобщающий труд по древней истории народов Северного Кавказа лауреата Ленинской премии Е. И. Крупнова «Древняя история Северного Кавказа».

В 1937 г. Академией наук СССР была создана Хорезмийская археологическая экспедиция во главе с С. П. Толстовым. На тер­ритории Хорезма, т. е. в низовьях Аму-Дарьи, экспедицией обна­ружены и исследованы сотни различных археологических памят­ников, начиная с конца каменного века и до средневековой древ­ности. Древнехорезмийская письменность, оросительные каналы, цветущие города-крепости раскрыли перед советскими учеными свои тайны. История Хорезмийского государства выходит далеко за пределы территории Хорезма. С. П. Толстов проследил пути перехода от первобытнообщинного строя к рабовладельческому и от рабовладельческого — к феодальному.

Так же хорошо изучен еще один древний район, расположен­ный в южной части Туркмении, известный энеолитическими памят­никами, своей ранней высокоразвитой и самобытной земледельче­ской культурой и яркой средневековой историей. Трудами совет­ских археологов В. М. Массона, Я. Г. Гулямова, А. Н. Бернштама восстановлена история древних цивилизаций в южных районах Средней Азии.

С 50-х годов развернулись широкие исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке под руководством академика А. П. Окладникова. Исследования охватили различные по времени памятники на огромной территории, начиная с палеолита. Иссле­дованиями в Прибайкалье и еще ранее в Якутии накоплен огром­ный археологический материал, приведший к созданию обобщаю­щих трудов по истории Якутии и по истории прибайкальских пле­мен в эпоху неолита и бронзы.

Археологию нельзя представить оторванной от человека, ли­шенной интереса к тому, кем оставлены те или иные археологи­ческие памятники. Поэтому археология тесно связана с антропо­логией— наукой, изучающей самого человека. В этом отношении большое значение имело появление в СССР в 40-х годах первого монографического исследования Г. Ф. Дебеца «Палеантропология СССР».

Появлению больших монографических работ в Советском Союзе в послевоенные годы способствовало проведение широких археологических исследований в местах строительства крупных гидроэлектростанций. Обширные археологические исследования развернулись в связи с этим на строительствах Каховской и Кре­менчугской ГЭС на Днепре, крупных гидроэлектростанций на Волге, в районе строительства Новосибирской, Иркутской, Брат­ской, Красноярской, Вилюйской и Саяно-Шушенской электростан­ций в Сибири.

Особое значение в истории нашей страны приобретает исследо­вание происхождения и расселения славян и образование Древне­русского государства. Большое значение в связи с этим имеют раскопки, произведенные в Киеве, Новгороде, Рязани, Смоленске, Пскове, Тмутаракани и других русских городах.

Уже более сорока лет ведутся раскопки древнего Новгорода под руководством А. В. Арциховского и В. Л. Янина. На площади города открыты культурные слои, начиная с глубокой древности. Раскопками выяснена торговая и ремесленная роль Новгорода на северо-западе Руси. Среди собранных материалов огромный инте­рес вызывает открытие памятников древнерусской письменности на бересте.

Ремесленные кузнечные, гончарные мастерские, металлоплавильни, хозяйственные постройки, множество орудий труда ремес­ленников археологи нашли во всех исследованных древнерусских городах.

Интересный материал был собран академиком Б. А. Рыбако­вым, изучившим древнерусское ремесленное производство, его организацию и технологию. В изданной им монографии «Ремесло Древней Руси» ярко показано, что ремесленное производство в Древней Руси было развито не ниже, чем в Западной Европе, а в ряде случаев и превосходило его.

Не меньшее значение имеют исследования истории славян до образования Древнерусского государства. Раскопки древ­них погребений и поселений, проведенные П. Н. Третьяковым,

Ю. В. Кухаренко и другими археологами, позволили проследить сложные исторические процессы образования восточнославянских племен, их передвижения и взаимоотношения с соседними племе­нами.

Археологические предметы находятся не только в земле, но и в воде, вблизи тех мест, где были расположены на побережье древние города. В связи с этим потребовались и особые методы исследования, которые породили специальную область науки, так называемую подводную археологию. Первый опыт в этом отноше­нии в СССР был накоплен в результате исследования древнегре­ческой колонии Диоскуриады.

Советские археологи сделали основные открытия по всем ар­хеологическим эпохам, исследовали тысячи археологических памят­ников, накопили большое количество источников и создали капи­тальные труды по основным вопросам археологии и истории Армении, Грузии, Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Латвии, Якутии, Бурятии и других территорий страны.

Советская археология внесла большой вклад в мировую исто­рическую науку. Это объясняется в значительной степени тем, что в Советском Союзе археология развивается на прочной методоло­гической основе марксизма-ленинизма, а археологические иссле­дования являются государственным делом. Немаловажным об­стоятельством является также и то, что на территории СССР находятся древности всех времен и очень многих народов благо­даря колоссальной территории нашей страны. Таким богатством археологического материала не обладает ни одна другая страна мира. В связи с этим русский археолог Н. И. Веселовский еще в прошлом веке писал: «На нас лежит нравственная ответствен­ность перед потомством и наукой правильно распорядиться для общей пользы полученным наследием». И этим наследием распо­ряжается советский народ, доверяя археологам исследование мно­гочисленных археологических памятников.

 

Мартынов Анатолий Иванович

АРХЕОЛОГИЯ СССР



От: TrofimovA,  7786 просмотров


- Скрыть комментарии (0)


Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Фото:
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.